Женщина связала другую женщину

eng | pyc

  

________________________________________________

Пирамидка
ДАЧНОЕ ВОСПИТАНИЕ
(иллюстрация Master M)

На пригородный дачный посёлок опускался тёплый летний вечер. Легко подтянувшись, Рая забралась на почти двухметровый забор из плотно пригнанных друг к другу досок и спрыгнула внутрь двора. При её росте 178 см роста это было совсем нетрудно. Босиком, в легком топике с завязками на плечах и трикотажных брюках до колен, она имела вид, ничем не отличающийся от дачников, но позволяющий скрыть истинную цель визита. Визита на чужую дачу.
Рая уже давно окончила институт, немало лет отработала в местной школе учительницей английского. И почти так же давно регулярно испытывала судьбу, забираясь по вечерам на чужие усадьбы в пригородном дачном поселке – стащить какие-нибудь мелочи или полакомиться фруктами. Эта странная потребность не была обусловлена материальными проблемами, просто ей нравилось щекочущее чувство опасности, придающее скромной добыче особую ценность и вкус. Тем более что так называемые “крутые”, с их охранами, сигнализациями и т.д. в этом поселке не водились…
Очутившись во дворе, Рая привычно огляделась по сторонам. Скорее всего, хозяева уже ушли, торопясь к вечернему автобусу в город. По ухоженной тропке между клумбами она направилась вглубь участка, к домику и приткнувшемуся слева от него просторному на вид сараю.
Сегодня Рае сопутствовала удача. Дачники, борясь с духотой, оставили приоткрытым окно; она легко забралась на подоконник и тихо проскользнула в домик. Неслышно ступая босыми ногами, Рая обошла две небольшие комнатки, с интересом осматриваясь вокруг. Не было смысла искать что-либо особенное, ей всегда хватало нескольких безделушек.
Вскоре, прижимая к груди позаимствованный на кухне полиэтиленовый пакет со скромной добычей, Рая выбралась наружу. Мягко спрыгнула в траву, выпрямилась… и уткнулась взглядом в вороненые стволы охотничьего ружья, замершие в каких-нибудь сантиметрах от нее на уровне груди.
– Добрый вечер, – ружьё держал мужчина, по внешнему виду типичный дачник. – Не могу сказать – добро пожаловать, но раз уж Вы пришли… Оля! К нам гостья. Незваная, – последнее слово мужчина произнес каким-то особым тоном, со скрытым значением.
Пока Рая, онемев от неожиданности, лихорадочно пыталась найти выход из затруднительного положения, из-за угла дома появилась женщина. Рая не успела ее рассмотреть, потому что в руках Оли вдруг замерцала вспышка фотосъёмки. Только тут Рая сообразила, что все еще держит в руках злосчастный пакет. Краска стыда залила её лицо, опаляя жаром щёки. Поспешно бросив добычу, незадачливая визитёрша затравлено оглянулась по сторонам в поисках пути бегства, однако мужчина, почти уткнув стволы ей в грудь, отрицательно покачал головой:
– Не так быстро… Прошу в гости, раз уж заглянули… и не советую дёргаться. Оля, пригласи её, – мужчина опять выделил последнее слово.
Женщина, не спеша, хозяйской походкой приблизилась к незваной гостье и, не скрываясь, достала из кармана рабочего халата моток верёвки.
– Видите ли, милочка, женщину ведь мы пока на Вы… – она как-то совершенно буднично, без рывков и применения силы завернула Рае руки за спину, – так вот, у нас с мужем принято приглашать в гости воровок, – скрещенные запястья охватил виток верёвки, потом ещё и ещё, – только покрепче связав им руки. Во избежание соблазна ими воспользоваться.
Ошеломленная происходящим, завороженная даже не смотрящими на неё в упор стволами оружия, а тем, что хозяева дачи (а это явно они) не кричат и не сквернословят, понося воровку, Рая не успела и подумать о сопротивлении, как почувствовала, что на руках затягивается последний узел. По несильному рывку женщина догадалась, что другой конец верёвки остался у Оли в руке.
Несильный толчок в спину – и она оказалась на коленях перед мужчиной, со связанными за спиной руками, подняв голову и пытаясь поймать его взгляд. А он, насмешливо глядя сверху вниз, поднес к глазам визитёрши видоискатель аппарата, оказавшегося цифровой универсальной камерой, рассчитанной и на фото-, и на видео-съёмку. Кадр сменяется кадром: вот Рая вылезает из окна, вот держит пакет, вот содержимое пакета… Внутри женщины все похолодело и сжалось.
– Оля, посторожи-ка гражданку, а я прогуляюсь пока за участковым, – мужчина, передав жене ружьё, направился по тропинке к калитке.
– Н-не надо… Не надо, прошу Вас, я… – сорвалось с губ Раи.
– Не надо? А не слыхала ли ты, красавица, что преступления без наказания не бывает?
– Н-ну, пожалуйста, не надо милиции… Я больше не буду…
– И кто тебе поверит? Впрочем, – словно раздумывая, протянул мужчина, – есть и другой вариант. Перевоспитание, так сказать, домашними средствами.
– К-какими с-средствами?
– Домашними, милочка, – вступила в разговор женщина. – Или милиция лучше?
– Н-нет!– почти крикнула Рая.
– Ладно, тогда быстро говори, кто такая, откуда, зачем сюда полезла?
Рая запнулась, но мужчина, молча пожав плечами, снова развернулся к калитке, и она потеряла последние остатки воли.
– Нет, не надо, пожалуйста, я все скажу…
Зажужжала видеокамера, но страх позора, сопряженного с милицейским расследованием, оказался сильнее. Слегка наклонившись, ловя видоискателем только Раино лицо, женщина начала задавать вопросы. Вскоре на записи запечатлелось, что Рая П., 33 года, учительница английского языка такой-то школы, проживающая там-то, такого-то числа пыталась совершить кражу на чужой даче, в чем признается, раскаивается…
– И согласна понести заслуженное наказание, – добавил мужчина.
– И согласна понести заслуженное наказание, – покорно повторила незадачливая воровка.
– Вот и ладно. А теперь вставай, пошли, – и мужчина, взяв за плечо, рывком поднял её на ноги. Понуждаемая несильным толчком в спину, Рая направилась по тропинке мимо грядок и колонки водопровода вглубь участка, к сараю, расположенному в укромном углу. Ухоженная трава приятно холодила босые ноги. Мужчина с ружьём, которое он уже давно опустил, следовал справа. Оля, держа свою пленницу на привязи, шла сзади.
Против воли в памяти Раи всплыли полузабытые детские игры в «казаки-разбойники». В компании она была одной из самых старших, да еще такая дылда (уже тогда 170 см). Почему-то, если Рая в игре «попадала в плен», сверстники обязательно норовили связать её, «чтоб такая здоровая не убежала», а потом вели в «штаб» под конвоем с игрушечными автоматами и пистолетами.
Ситуация повторялась, словно «дежа вю». Рая снова брела связанная под конвоем, но вот только ей уже за 30, ружье настоящее, а время детских игр давно кончилось.
Остановившись перед дверью сарая, мужчина отпер замок, и все трое вошли внутрь. Там оказалось почти темно. Подталкиваемая в спину, Рая сделала несколько шагов вперед и почти уткнулась носом в столб, очевидно, подпирающий крышу.
– Садись на пол лицом к столбу, – взяв женщину за щиколотки, мужчина заставил её обвить ногами столб, и, скрестив лодыжки за ним, связал их верёвкой. Затем выпрямился и вдруг дёрнул свою пленницу за волосы. От неожиданности Рая судорожно втянула воздух, собираясь вскрикнуть, но в ту же секунду ей в рот ловко запихнули плотную скомканную тряпку. Кляп моментально заполнил его, не давая возможности издать ни звука.
– Это чтоб ты не шумела. Посиди пока, подумай. И не скучай особо, мы скоро придем. У нас бо-ольшие планы на твоё перевоспитание.
Дверь закрылась, отсекая остатки вечерних сумерек. Оправившись от вызванного внезапным пленением кратковременного шока, Рая попыталась освободиться от верёвок и кляпа, но быстро убедилась в бесплодности своих усилий. Связанная, с заткнутым ртом, она осталась в темноте и неизвестности.
Прошло около часа, прежде чем дверь сарая распахнулась, и Рая инстинктивно зажмурилась от света. Спустя несколько секунд разноцветные круги перед глазами рассеялись, и она смогла рассмотреть, что неяркое сияние исходит от керосиновой лампы, которую держал всё тот же мужчина. За его спиной неясной тенью угадывалась Оля.
Поставив лампу на стеллаж около входа, хозяин дачи подошёл к Рае и, наклонившись, выдернул тряпку из её рта. Рая не сразу смогла сомкнуть губы: мышцы лица затекли и плохо повиновались, но мужчина, очевидно зная об этом, выдержал паузу, давая ей прийти в себя, и спросил:
– У тебя было достаточно времени, чтобы начать обдумывать свой проступок. В последний раз спрашиваю, ты определилась в своем выборе? Или хочешь в милицию?
– Н-нет… То есть да…
– Точнее!
– Не надо милиции…
– То есть ты предпочитаешь наш выбор?
– Да…
– Ну, что ж… Надеюсь, всё дальнейшее ты запомнишь надолго, и оно поубавит у тебя желания воровать.
Обойдя столб, Оля развязала Рае ноги. В это же время мужчина освободил от верёвки её руки и, сильным рывком заставив подняться на ноги, вытолкнул на середину сарая.
– А теперь раздевайся.
– К-как?
– Совсем.
Кровь прихлынула к щекам Раи, опалив их жаром стыда.
– Пожалуйста… Не надо…
– Надо, – отрезал мужчина. – Это будет твоим первым уроком послушания и смирения.
Рая замерла, опустив голову, отчего лицо скрылось в волосах, уронив руки вдоль тела и не решаясь даже шевельнуться.
Воцарилось короткое молчание.
– Не советую испытывать наше терпение, – произнес после паузы холодным, как лёд тоном хозяин дачи.
– Если нам придётся тебе помогать, – добавила Оля, насмешливо выделив голосом последнее слово, – то от твоей одежды останутся одни лохмотья.
Слова мужчины и странная угроза Оли, при всей их неопределённости, тем не менее, вывели Раю из оцепенения, одновременно лишив последних остатков воли к сопротивлению. Ёжась в тоскливой безнадёжности и кусая от стыда губы, женщина одну за другой развязала тесёмки на плечах. Свободная майка упала к её ногам, открыв не стеснённую бюстгальтером грудь. Рая судорожно обхватила себя за плечи, стараясь прикрыться ладонями, не смея поднять глаз.
– Смелее, – послышался голос Оли. – Это ведь ещё далеко не всё. Продолжай.
Непослушными пальцами Рая расстегнула молнию брюк, с которыми, однако, вышла заминка: скроенные и сшитые в обтяжку, они плотно сидели на бёдрах невольной стриптизёрши и не желали самостоятельно их покидать. Под насмешливыми взглядами хозяев дачи Рае пришлось, извиваясь, стаскивать их, оставив при этом грудь даже без чисто символической защиты ладоней. Мужчина при этом издевательски причмокнул губами.
Затем наступил черёд чёрных ажурных трусиков. Плотно зажмурившись от стыда, Рая переступила через упавший к её ногам комочек материи и, сделав безуспешную попытку прикрыть руками одновременно грудь и низ живота, полностью обнажённая, предстала перед взглядами своих «воспитателей».
Мужчина, не торопясь, смерил её взглядом снизу вверх. Его спутница сделала то же в обратном направлении.
– Интересный экземпляр, – заключила Оля таким тоном, будто говорила о неодушевлённом предмете. – Могу поспорить, что это весьма горячая цыпочка.
– Мы это проверим в своё время. Принеси всё, что потребуется.
Хозяйка вышла из сарая, а мужчина подошёл к Рае, держа в руках один из давешних отрезков верёвки, и скомандовал:
– Вытяни руки вперед.
«Меня заставили раздеться, а теперь собираются ещё и связать! – инстинктивный протест, смешанный с безотчётным страхом оказаться в положении, традиционно олицетворяющем беспомощность и унижение, поднялся в душе Раи. Она отшатнулась, пытаясь уклониться, но мужчина быстрым движением ухватил её за руку и, легко преодолев неуверенное сопротивление, подтянул к себе.
Сведенные вместе запястья женщины охватил тугой виток, потом ещё и ещё. Закрепив узел, хозяин дачи перебросил свободный конец верёвки через потолочную балку и подтянул так, что связанные руки Раи оказались вытянутыми над головой, а голые груди вызывающе приподнялись.
Закрепив верёвку на вбитом в колонну крюке, мужчина взял со стеллажа черенок от лопаты и, присев на корточки, крепко привязал один конец палки к Раиной щиколотке.
– Расставь ноги пошире! – скомандовал он.
Рая подчинилась, но мужчине этого показалось мало, и он резким движением заставил её развести ноги ещё сильнее, до боли в суставах.
– Ой, что вы де… – вырвалось у Раи.
Мужчина стремительно выпрямился, взяв Раю за подбородок, повернул её лицо к себе и заглянул в глаза:
– Давай кое-что уясним сразу. Говорить ты будешь только с нашего разрешения. Кричать – сколько угодно. Но малейшая связная реплика будет расценена как непокорность и повлечет дополнительное наказание. Ясно?
Удовольствовавшись кивком своей жертвы, мужчина привязал к другому концу палки её вторую ногу. После этого он снова подтянул переброшенную через потолочную балку верёвку так, что Рая почти повисла, едва касаясь пола пальцами босых ног. В довершение всего распорка на ногах жертвы была дополнительно зафиксирована между двумя подпирающими потолок сарая столбами.
Мужчина провел ладонями по телу Раи, слегка ущипнув за соски голых грудей, огладив бёдра и промежность.
– Сейчас тебе предстоит порка. Можешь кричать, отсюда тебя никто не услышит, а нам это даже нравится. Порка будет продолжаться, пока мы сами не решим её прекратить. А затем перейдем к следующему этапу.
В этот момент в сарай вошла Оля, неся в руках несколько гибких свежесрезанных прутьев.
– Полапал ее без меня?
– Конечно! Не стоять же ей голышом вхолостую, – мужчина взял прутья, демонстративно взмахнул одним и, зайдя за спину своей привязанной жертве, исчез из её поля зрения.
Похолодев от страха, Рая судорожно рванулась на верёвках и стиснула зубы, стараясь не издать ни звука.
С первым же ударом, отдавшимся жгучей болью, у неё вырвался длинный мучительный стон. Удары посыпались один за другим, снова и снова, по плечам, спине, попке, ногам. Раиной решимости не кричать хватило ненадолго – скоро она уже орала во весь голос, срывая горло.
Вскоре к обжигающим вспышкам боли и судорогам в растянутых руках и ногах примешалась новая напасть. Со всхлипом втягивая воздух в промежутках между ударами, Рая сбила дыхание и начала задыхаться. Попытка восстановить ритм оказалась безуспешной: мужчина, который очевидно, имел немалый опыт, умело и непредсказуемо менял частоту и силу ударов, подлавливая жертву в момент вдоха и заставляя с очередным воплем выдохнуть только что набранный воздух. Поскольку он стоял у Раи за спиной, она не могла ориентироваться на его движения.
Из сарая словно выкачали всю атмосферу. Какие-то остатки кислорода, обжигающим потоком врывающиеся в Раины легкие, почти не приносили облегчения. От недостатка воздуха начала кружится голова. А раз за разом впивающиеся в тело прутья заставляли трепетать и рефлекторно напрягаться в ожидании очередной вспышки боли каждую мышцу. «Пожалуйста… Хватит… Не надо…», – билось в голове у Раи в такт падающим на её тело обжигающим ударам.
Вскоре все тело женщины, от макушки до пяток, пронизывали болезненные судороги. Но бороться с ними не было никакой возможности: умело распяленная на верёвках жертва не могла сделать ни единого движения. Впрочем, рефлекторные движения, в конце концов, принесли определённые плоды – суставы в руках и ногах чуть-чуть вытянулись, это дало Рае возможность постепенно опуститься на всю стопу, снова ощутив босыми ногами по-летнему теплый земляной пол сарая.
Экзекуция несколько раз неожиданно прекращалась, чтобы через короткий промежуток времени возобновиться вновь. Рае казалось, что промежутки становятся длиннее, но, возможно, это было обманчивое впечатление, продиктованное измученными нервными окончаниями, которые молили о передышке и наполняли каждое мгновение без обжигающей боли странным блаженством…
– Олег, пожалуй, достаточно, – как сквозь вату донёсся до Раи голос Оли. Всё это время она стояла чуть в стороне, наблюдая за действиями невидимого жертве мужчины. – Мне кажется, что она начинает привыкать. Думаю, пора сменить программу.
Удары стихли. Оля ослабила верёвку, на которой была подвешена Рая. Измученная перенесённой экзекуцией, стоя на широко разведенных и, к тому же, привязанных к палке ногах, женщина потеряла равновесие и неминуемо упала бы, если бы Олег жестоко, но эффективно не поддержал её, схватив за волосы и опустив на колени.
Голова Раи упала на грудь, пряди волос почти скрыли лицо. Вся задняя поверхность тела словно горела в огне. К боли примешивалось почти такое же обжигающее чувство стыда. «Меня, взрослую женщину, успешную и независимую, скрутили и выпороли, как дворовую девку на конюшне… От боли я, кажется, орала, как резаная… Какой позор! – промелькнуло в голове несчастной. – Может, на этом они остановятся и отпустят меня? О, нет!!!» – мысль об упомянутом хозяевами «следующем этапе» ужаснула Раю.
Тем временем «воспитатели», коротко посовещавшись о чём-то, пришли к единому мнению. На этот раз из сарая вышел Олег, а Оля, подойдя к жертве, отвязала от её ног палку, развязала руки и коротко приказала:
– Ложись на живот.
В голове Раи слабо шевельнулась мысль о сопротивлении («Да как они смеют…»), но измученное тело отказалось поддержать слабую попытку бунта. Опираясь о пол дрожащими и подгибающимися руками, Рая повиновалась.
– Руки назад, живо!
Лёжа на полу, Рая чувствовала, как Оля, сведя вместе её запястья, плотно обмотала их несколькими витками верёвки и затянула узел. Затем, взяв свою жертву за щиколотки, она согнула Раины ноги в коленях, скрестила лодыжки и тоже связала их, после чего, продев свободный конец верёвки между скрученных за спиной рук, подтянула конечности друг к другу. От напряжения в суставах Рая застонала, её спина прогнулась, заставив груди напрячься и приподняться, голые пятки почти коснулись ягодиц. Но это было ещё не всё: Оля накинула на лоб женщине верёвочную петлю и, закрепив другой конец на ногах, запрокинула голову своей жертвы, заставляя смотреть вперёд. В конечном итоге Рая оказалась связанной так умело, что не могла сделать ни единого движения.
По звуку шагов (дверь в сарай находилась вне поля зрения) женщина догадалась, что вернулся Олег. Раздался шелест чего-то, словно высыпаемого из ведра, тут же звякнуло и оно само, отставляемое в сторону. Рая почувствовала, как, взяв за плечи и под колени, её поднимают, поворачивают, переносят на пару шагов и снова кладут на пол.
Ох! На полу под Раей оказалась площадка, посыпанная крупным щебнем, который принес Олег. В выпяченный подбородок, голые груди, живот, переднюю часть ног жертвы впились острые грани.
– В Древней Японии в таком положении частенько размышляли о жизни провинившиеся женщины. Полежи пока и ты. Подумай, не торопясь, о своём проступке, времени у тебя будет достаточно. А потом мы вернёмся и продолжим, – Оля с Олегом вышли из сарая.
В тусклом свете оставленной керосиновой лампы, умело и жестоко скрученная верёвками, брошенная на причиняющее боль каменное «ложе», Рая осталась в одиночестве. Она могла видеть только находящийся прямо перед ней узкий участок пола, освещённый тусклым светом керосиновой лампы, и угол сарая.
«Боже, что же будет дальше? – терялась она в догадках. – Кто же такие эти люди? И что они со мной сделают?», – догадки одна страшнее другой теснились в голове пленницы.
В своё время Рая немало занималась спортом и хорошо представляла последствия долгого неподвижного нахождения в неудобной позе. Скоро о себе должны были заявить судороги в напряжённых мышцах, и они не замедлили проявиться. Только теперь женщина смогла оценить коварство положения, в котором её связали и оставили «воспитатели». Пытаясь облегчить стреляющую боль от спазмов в мышцах, она попыталась слегка переваливаться с боку на бок. Это удалось, но каждое движение тут же отдавалось впивающимися в тело острыми гранями щебня. Рая застонала, но необходимость вдыхать воздух полной грудью только усиливала резь, причиняемую каменным «ложем».
Боль накатывалась волнами и словно уходила ненадолго, оставляя иллюзорное ощущение кратковременной передышки. Вскоре Рая сбилась с их счёта, потеряв одновременно и чувство времени…
Кажется, прошла целая вечность, прежде чем скрипнула невидимая дверь, и послышались шаги.
– Надеюсь, размышления в течение этого часа пошли тебе на пользу? – донёсся до Раи голос Олега.
«Боже, прошёл всего лишь час? А мне показалось, что целая вечность…», – изумилась про себя Рая и глухо застонала, стараясь не делать лишних движений.
Силуэты Олега и Оли склонились к ней, затенив лампу, и женщина почувствовала, как её освобождают от верёвок. Измученное тело почти отказалось повиноваться, и несколько минут Рая продолжала бессильно лежать на злосчастной куче щебня, уронив вдоль тела руки и разбросав в стороны ноги, не в силах даже сползти на пол.
– Чего разлеглась, вставай, – раздался повелительный голос Оли. – На колени!
Утратив всякую волю к сопротивлению и машинально подчинившись, Рая не сразу сообразила, что Олег что-то говорит, и опомнилась только тогда, когда он приподнял за волосы её голову и заглянул в глаза.
– Ч-что… – во рту у Раи пересохло, язык едва слушался.
– Я спрашиваю, что ты теперь думаешь о воровстве?
– Я-а… н-не буду… н-не надо…
– В целом верно, но это не совсем то, что в данный момент нас интересует. Зачем ты вообще полезла в чужой дом?
– Я… Мне хотелось...
– Точнее! – переспросила Оля. – У тебя что, было недостаточно времени всё обдумать?
– Или ты не вполне с нами искренна? – снова вступил в разговор Олег. – Может, порка оказалась недостаточно убедительной, и нужно продолжить? Отвечай! – и он внезапно залепил Рае звонкую оплеуху. Из глаз незадачливой воровки брызнули слёзы.
– Не-еет!!! Я хотела… мне нравилось… – и она, всхлипывая и запинаясь, рассказала «воспитателям» о своём необычном и предосудительном увлечении.
– Интересный случай, – выслушав её историю, заключил Олег. – Значит, тебе не хватало острых ощущений?! Ну, теперь-то ты, надеюсь, попала по адресу. В сельскохозяйственном инвентаре для таких, как ты, припасён большой запас различных штучек и способов. Не желаешь ли, чтобы тебе в одну дырку засунули картофелину, а в другую – морковку? У нас как раз неплохой урожай, в котором есть подходящие по размеру экземпляры. А, может, на ночь привязать тебя на свежем воздухе, комарам на радость? А утром выставить голую и связанную на улице с поясняющей табличкой? Народ у нас тут о-очень любит дачных воровок, так что потешатся с фантазией. А особенно интересно будет встретить кого-нибудь знакомого, а, учительница? – в последнем слове Олег особо подчеркнул издевательские нотки.
В ужасе Рая зажмурилась и замотала головой.
– Не нравится? Что-то ты больно привередливая… – голос хозяина дачи был издевательски-заботливым. – Может, татуировочку на твоём симпатичном задике сделать? «Воровка» написать, например. Или…
– Погоди, – вступила в разговор Оля. – Знаешь, мне кажется, её в детстве мало потчевали крапивой по мягкому месту. Конечно, недостатки воспитания в зрелом возрасте исправлять сложно…
– Но нужно. Да, пожалуй, это идея… – согласился Олег. – И для более полного, так сказать, знакомства с местными прелестями жизни сопроводить всё это нашей фирменной верховой ездой. Что скажешь? – обернулся он к стоящей на коленях жертве.
Подавленная происходящим, не в силах даже связно думать, Рая промолчала.
– Правильно, тебе и не нужно ничего говорить. Решаем здесь мы.
Совместными усилиями Оля и Олег подняли Раю на ноги и почти волоком потащили в дальний конец сарая, где у стены стояли козлы для распиливания дров. Пока Оля, придерживая едва держащуюся на ногах Раю за волосы и под руку, не давала ей упасть, Олег выбрал среди нескольких прислонённых к стене досок одну, неширокую и гладко оструганную, после чего установил её в козлы на ребро и закрепил в специальных винтовых зажимах.
Затем он поднял с пола давешний черенок от лопаты и подошёл к своей жертве. Олег положил его на плечи Рае, после чего они с Олей вытянули руки своей жертвы в стороны и крепко привязали запястья к концам палки, так что они оказались жёстко зафиксированными.
Затем Олег подсадил беспомощную Раю и заставил усесться прямо на козлы, свесив ноги с обеих сторон. При этом Оля ловко залезла пальцами в промежность пленницы и раздвинула половые губы, отчего ребро доски больно врезалось в самое чувствительное место. Высота станка оказалась такова, что Рая почти повисла на планке, еле доставая до пола пальцами ног.
Оля вышла из сарая и почти сразу же вернулась, неся в руках какой-то свёрток и... две пары матерчатых сельскохозяйственных перчаток.
– Надеемся, тебе понравятся прелести нашей особой баньки со специальными веничками, – Оля и Олег, надев перчатки, поочерёдно сунули руки в пакет и вытащили из него по густому пучку свежесрезанной крапивы.
Рая похолодела. А хозяева дачи, выдержав издевательски долгую паузу и дав жертве возможность сполна испытать страх предвкушения, одновременно хлестнули её...
Зудящая боль впилась в тело женщины, исторгнув из неё длинный мучительный стон.
– Тихо! – прикрикнул на ней Олег. – Теперь ты не должна издавать ни звука, иначе будешь наказана дополнительно. Поняла? Кивни, если да.
Рая повиновалась.
– Вот и хорошо. Продолжим.
Закусив губу почти до крови, женщина рефлекторно дёрнулась, пытаясь уклониться от обжигающих прикосновений, но это вызвало лишь дополнительный взрыв боли, причиняемый доской, врезавшейся в её киску и доставшей почти до клитора. А всё новые и новые удары продолжали сыпаться на Раины живот, голые груди, спину, ягодицы, ноги, растянутые в стороны руки, покрывая всё тело.
Олегу и Оле не было нужды с силой хлестать свою жертву: жгучие стебли впивались в тело даже от едва заметного прикосновения, не повреждая кожу, но причиняя, тем не менее, сильные страдания.
Особенную боль наносили попадания по голым грудям, а также по нежной коже внутренних поверхностей рук и ног. Оля, с издёвкой глядя в глаза Рае, несколько раз стегнула её, точно попадая по соскам, каждый раз заставляя всё тело жертвы содрогаться в конвульсиях.
Дополнительные мучения доставляло Рае то, что поза, в которой её связали Олег и Оля, не давала возможности сделать ни малейшего движения, позволяющего хоть как-то прикрыться от беспощадных крапивных стеблей. К тому же потеря шаткого равновесия при сидении на ребре доски словно пронзала промежность и судорогами отдавалась в икрах напряжённых ног…
Неожиданно Оля придержала руку Олега, и экзекуция прекратилась. Рая замерла, с болезненным наслаждением ощущая, как каждый сантиметр ошпаренной крапивой кожи обвевается прохладным вечерним воздухом. «Всё… Это всё?.. Ну, пожалуйста, пусть они прекратят…», – билось в её голове.
– Мы забыли одну деталь, – сказала Оля, обращаясь к Олегу. – Наша гостья, – последнее слово женщина привычно выделила особым тоном, – новичок в катании на пони, а мы забыли надеть ей стремена. Ай-ай-ай, надо срочно исправляться, – с насмешливым раскаянием закончила она.
Кивнув в знак согласия, Олег снял с крючка на стене кусок верёвки, ловко сделал на его конце скользящую петлю. Надев её на правую лодыжку Раи и затянув, он перекинул снасть через доску, на которой сидела жертва, за её спиной и потянул на себя так, что правая нога отделилась от пола, согнулась в колене и повисла на верёвке параллельно земле. Затем мужчина аналогичным образом согнул левую ногу Раи и закрепил узел. У женщины потемнело в глазах от новой вспышки боли: теперь вся тяжесть тела несчастной полностью приходилась на промежность.
Но это оказалось только началом. Отложив в сторону крапиву и вооружившись гибкими хлыстами толщиной около сантиметра, Олег и Оля принялись с оттяжкой наносить Рае удары по пяткам и подошвам босых ног. Пытаясь хоть как-то смягчить новую боль, Рая начала непроизвольно подпрыгивать в «седле», одновременно мучительно стараясь сохранить равновесие разведенными в стороны и привязанными к палке руками. Однако каждый такой рефлекторный прыжок оканчивался падением на планку, которая, почти доставая до клитора, причиняла жестокие страдания.
– Смотри-ка, – не прекращая своего занятия, обернулась Оля к Олегу, – она хорошо справляется. Прямо заправская наездница…
«Верховая езда» Раи, привела, однако, к удивительному результату. Неожиданно пленница ощутила волну странного сексуального возбуждения. Зародившись внизу живота, знакомая тёплая тяжесть постепенно нарастала и крепла. Против воли Раи её дыхание становилось всё более частым и глубоким, на теле выступила испарина, отвердели и заострились соски грудей.
Словно заметив это (а, возможно, так оно и было), хозяева дачи разделили усилия. В то время, как Олег продолжал стегать жертву по голым ногам, Оля отложила хлыст и снова вооружилась крапивой… И, наконец, с очередной серией болезненных шлепков, пришедшихся на груди, Рая неожиданно и бурно кончила, глухо застонав сквозь зубы...
«Воспитатели» остановились перед «всадницей», с интересом глядя на неё.
– А девчонка-то кончила, – сказала Оля, обращаясь к Олегу. – Я же тебе ещё раньше говорила…
– Да, темпераментная кобылка, – согласился собеседник. – Впрочем, думаю, самое время это проверить лично. Сверху вниз многое видно… Заодно и проверим её остальные, так сказать, входы, – хохотнул Олег.
– Ты думаешь…
– Думаю, да.
– Ладно, попробуем.
Хозяева дачи развязали Рае ноги, помогли слезть с коня и, наконец, отвязали от палки руки. Обессиленная неожиданным и неуместным оргазмом, не в силах удержаться на ногах, подошвы которых горели как в огне, Рая рухнула на колени. Сведенные судорогой мышцы не дали её сомкнуть ноги, и она застыла, опираясь на землю широко расставленными коленями.
«Боже мой, неужели я кончила, прыгая на этой ужасной доске, оттого, что меня били по пяткам и хлестали крапивой? – пронеслось в голове несчастной. – Да я раньше не от всяких ласк заводилась, а тут… Что же это со мной? Какой ужас!..»
Тем временем, Оля, повинуясь знаку Олега, завела Рае руки назад, скрестила запястья и связала их верёвкой, прихватив последним оборотом к туловищу. Затем вместе с Олегом они уложили женщину на живот.
Лёжа на полу со скрученными за спиной руками, Рая прижалась щекой к земляной поверхности, ещё хранящей тепло знойного дня. Она не могла видеть того, что происходило позади, но почувствовала, как её ноги широко развели в стороны и привязали у щиколоток к концам какой-то распорки.
Через несколько секунд голос невидимой Рае Оли скомандовал: «Давай!», и женщина почувствовала, как её ноги сгибаются в коленях и отделяются от земли. Затем настала очередь талии, груди, плеч. Схватив свою жертву за волосы, Оля жестоко, но эффективно уберегла Раю от малоприятной перспективы проехаться носом и подбородком по полу. Спустя несколько секунд пленница повисла вниз головой со связанными за спиной руками и широко разведенными в стороны ногами. Слегка изогнувшись и посмотрев вверх, женщина увидела, что её ноги привязаны к концам старого коромысла, а от его середины тянется верёвка, уходящая к потолку.
– Надеюсь, что тебе понравится, – послышался голос Оли. Рая не поняла, к кому он был обращён.
Из совершенно непривычного перевёрнутого ракурса она увидела, как Олег приближается к ней, и, подойдя вплотную, опускает брюки и трусы. Рая ощутила несильный рывок: это Оля немного подтянула подвешенную жертву, в результате чего её голова оказалась прямо напротив напряжённого в ожидании члена Олега.
– Тебе нужно порадовать хозяина, – донёсся до Раи голос по-прежнему невидимой ей Оли. – Советую поторопиться, а то кровь приливает к голове и создаёт проблемы.
– Чего уставилась, работай! –Олег, схватив Раю за волосы, пригнул её голову к низу живота, глубоко всадив в рот женщины свой возбуждённый член.
У женщины был опыт орального секса, но работать языком, будучи подвешенной вниз головой, оказалось не так-то просто. Впрочем, «партнёр», неожиданно для Раи, оказался в состоянии, так сказать, полуготовности, очевидно, уже неплохо разогревшись от увиденного. Очень скоро Рая ощутила его нарастающее возбуждение и признаки приближения финала. По какой-то прихоти Олег вдруг принялся ласкать и слегка пощипывать соски своей жертвы. В это же время ловкие пальцы, явно принадлежащие Оле, оказались в Раиной киске, скользнули дальше, по-хозяйски ощупали ягодицы…
Эти одновременные прикосновения вдруг странным образом завели пленницу. Продолжая ласкать губами и языком плоть Олега, Рая со смесью недоумения и негодования на своё тело, вышедшее из повиновения, ощутила приближение оргазма. «Как же это может быть?», – успела она подумать, но тут связные мысли оборвались, и, отстав на несколько секунд от Олега, женщина снова взлетела на горячей волне блаженства…
– А ты ничего, постаралась, – сквозь шум, нараставший в ушах от прилива крови к голове, донёсся до Раи голос Оли. – Только вот дырочки у тебя неразработанные. Ну, ничего, это дело поправимое. До утра время ещё есть. А там и снова позабавимся.
«Что имела в виду эта Оля? Что они собираются делать? – пыталась догадаться Рая. – И, Боже, что со мной, вообще, делается? Я снова кончила, и это было так… здорово? Неужели я всегда хотела, чтобы меня вот так…», – эта мысль настолько ужаснула женщину, что она не смогла её закончить.
Тем временем Олег вытащил из угла сарая и расстелил прямо под висящей вниз головой жертвой старый спортивный мат. Оля, подойдя к небольшой лебёдке, укреплённой на стене, стала постепенно ослаблять верёвку, на которой была подвешена пленница. Придерживаемая Олегом, Рая скользнула вниз и вскоре оказалась лежащей навзничь на мате, на связанных сзади руках. Её ноги, однако, остались задранными вверх под прямым углом к туловищу, по-прежнему широко разведенными в стороны и удерживаемыми коромыслом, к которому они были привязаны.
Подойдя вплотную, Оля и Олег негромко совещались, рассматривая бесстыдно открытые Раины киску и попку. Оля раздвинула пальцами ягодицы жертвы и бесцеремонно, причиняя боль, исследовала задний проход.
– Для шоколадной дырочки, пожалуй, подойдёт во-он та рукоятка от серпа, – показала Оля куда-то в сторону, за пределы, доступные взгляду Раи. – А вот её киску стоит побаловать твоим фирменным фокусом.
Согласно кивнув, Олег вышел из сарая. Оля присела на корточки у головы Раи и, заставив её разжать зубы, плотно заткнула рот женщины тряпичным кляпом.
– Это чтобы ты не шумела, милочка. Сейчас придет Олег, и мы сделаем тебе немножко больно, чтобы потом ты сделала нам приятно...
Оля взяла откуда-то с полки короткую и толстую деревянную рукоять, с другой достала тюбик крема для рук (Рая разглядела знакомую этикетку) и, намеренно встав так, чтобы ни одно из движений не могло укрыться от беспомощной жертвы, начала неторопливо смазывать импровизированный фаллоимитатор.
В это время вернулся Олег. Он тоже встал так, чтобы Рая могла увидеть в его руках велосипедный насос, моток скотча и... несколько детских воздушных шариков.
– Сейчас мы кое-что соорудим, – Олег ловко вложил шарики один в другой, делая из них одну многослойную оболочку. Затем в общую горловину он вставил шланг насоса, тщательно закрепил его скотчем и сделал несколько пробных качков. Удовлетворённый результатом, мужчина подошёл к Рае и неожиданно ловким движением запихнул получившуюся резиновую оболочку ей глубоко в киску. После этого он сделал приглашающий кивок Оле.
Глядя прямо вперёд между своих широко разведенных ног, Рая увидела, как Оля неторопливо подошла к ней и, раздвинув ягодицы, одним сильным вращательным движением вогнала женщине влажную от крема деревянную ручку в задний проход.
От нестерпимой боли у Раи на миг потемнело в глазах, и даже сквозь плотный кляп вырвался длинный мучительный стон. А предмет, повинуясь вращательным движениям пальцев Оли, продолжал вламываться в анус, вызывая всё новые спазмы боли. Доведя жертву, казалось, до запредельного пика страданий, импровизированный фаллоимитатор прекратил движение.
Краткие мгновения покоя огромного предмета показались Рае почти блаженством. Но Олег, не дав ей опомниться, начал работать насосом.
Женщина почувствовала, как накачиваемая воздухом оболочка постепенно расширяется внутри неё, меняя форму. Оказываемое ею равномерное давление сначала вызвало у Раи необычный прилив сексуального возбуждения. По мере усиления давления оно нарастало и, достигнув пика, завершилось судорогой болезненного оргазма, сотрясшей всё тело женщины. «Опять… Сколько же можно…», – как-то отстранённо подумала Рая.
Но Олег неумолимо продолжал. Предмет внутри увеличивался всё больше, причиняя Рае сначала неудобство, а затем всё усиливающуюся боль. Дополнительные страдания доставляла неудобная поза, в которой была связана пленница. Она не позволяла даже шевельнуться, чтобы хоть чуть-чуть снять мышечное напряжение.
Не переставая качать, Олег отодвинулся чуть в сторону, уступая место Оле, которая начала слегка пощипывать Раины соски, оглаживать голые груди и внутреннюю сторону бёдер. В третий раз за вечер алая бомба разорвалась внутри Раи, и на стыке боли с наслаждением она, уже не стесняясь своих мучителей, ещё раз бурно кончила, исторгнув долгий мучительный стон. Голова женщины бессильно запрокинулась назад, обнажённое тело блестело от испарины.
Ещё несколько кажущихся бесконечными секунд, и когда Раина киска, достигнув предела, кажется, готова была лопнуть от внутреннего давления, Олег неожиданно прекратил работу насоса. Положив его на земляной пол, он приподнял Раину голову за волосы. Сквозь туман боли, смешанной с ранее неизведанным сексуальным наслаждением, она увидела, что мужчина смотрит ей в глаза.
– Что, понравилось? Вижу, что понравилось... Ну, это ещё не всё. Пускай твои дырочки пока попривыкнут к новым размерам, а мы скоро вернёмся – и продолжим.
Олег и Оля вышли из сарая, оставив Раю одну…
Лёжа на своём неудобном ложе, Рая вскоре потеряла счёт времени. Кляп во рту почти полностью промок от слюны. Боль от судорог в мышцах разведенных в стороны ног стала почти привычной и не беспокоила, как раньше. Ломота во влагалище и анусе, постепенно приспособившимся к находящимся в них предметам, также прошла.
Измученная и обессиленная, женщина уже почти проваливалась в какую-то странную полудрёму, когда дверь сарая неожиданно открылась.
На пороге стояли Оля и Олег.
– А вот и мы. Пожалуй, ты уже подготовлена. Пора продолжить наше, так сказать, знакомство, – насмешливым тоном произнёс мужчина.
Подойдя к Рае, он присел на корточки и двумя резкими движениями вынул из неё оба посторонних предмета. Избавленные от давления мышцы сократились, вызвав ощущение непривычной пустоты и нестерпимое, до зуда, желание заполнить её.
Оля с помощью лебёдки ослабила верёвку, которая удерживала на весу ноги Раи, и они опустились на пол. Не в силах справиться с вызванными изменением позы судорогами, а также зудом во влагалище и попке, женщина судорожно дёрнулась в своих путах, глухо замычав сквозь кляп.
Обхватив Раю поперёк туловища, Олег поднял её с пола, утвердил на ногах и поддерживал, пока Оля не отвязала её руки от туловища, оставив связанными запястья. Привязав к ним отцепленную от середины коромысла верёвку, хозяйка дачи снова подтянула её лебёдкой вверх. В результате Рая прогнулась вперёд, наклонив туловище горизонтально, и почти повисла на связанных сзади руках, как на дыбе. Из-за распяленных коромыслом ног она едва сохраняла неустойчивое равновесие. Оля, подойдя к Рае спереди, вытащила у неё изо рта кляп.
– Теперь твоя задача усложняется. Надо ублажить сразу нас двоих. Но после усвоенных тобой уроков, думаю, ты в этом преуспеешь. Давай, поработай язычком и губками, – и хозяйка, освободившись от юбки и трусиков, рывком за волосы пригнула Раину голову к своей промежности. В ту же секунду сзади в шоколадную дырочку несчастной вломился оснащенный презервативом огромный напряжённый член Олега.
Рая судорожно выдохнула, когда в её анусе заходил взад-вперёд мощный поршень мужчины, но к лицу уже прижалась подбритая Олина киска, и Рае пришлось заработать языком.
Такого «двустороннего» сексуального опыта у неё не было. Однако хозяева невольно сами облегчили Рае задачу. По характеру движений она скоро поняла, что Оля и Олег, очевидно, давно живя в браке, выработали определённый совместный ритм движений. Ей осталось только согласовать поступательный напор мужского члена в своей попке с движениями языка, ласкавшего влагалище женщины.
Выбранная тактика принесла успех: движения Олега участились, Оля испустила короткий, полный страсти полувздох-полустон, её киска увлажнилась от смазки. Пользуемая с двух сторон Рая и сама почувствовала нарастающий прилив сексуального возбуждения. Соски её голых грудей затвердели и заострились, кисти связанных за спиной рук судорожно сжались в кулаки так, что ногти впились в ладони, на теле выступила испарина. Движения всех троих приобрели какую-то особую согласованность, и, спустя несколько минут, Оля и Олег одновременно и бурно кончили, а следом за ними мучительно-сладостная волна прокатилась по телу Раи…
Глядя вперед затуманенным взглядом, пленница увидела, как Оля, бурно дыша после оргазма, сделала шаг в сторону. Одновременно она почувствовала, как освобождается её попка.
– А она меня здорово разогрела, – услышала Рая из-за спины голос хозяина дачи. – Пожалуй, я скоро буду снова готов. Давай теперь положим её на спину.
Верёвка, удерживающая руки Раи, ослабла, и женщина, поддерживаемая Олегом, навзничь опрокинулась на мат. Мужчина опустился перед лежащей Раей на колени и, поочерёдно освободив её ноги от коромысла, отбросил его в сторону.
Его сильные тёплые руки коснулись груди связанной женщины, мягко тронули соски, и Рая почувствовала, как они снова наливаются и твердеют, а внизу живота опять знакомо и приятно заныло. Руки Олега стали мять её грудь, гладить плечи, бёдра, живот, заходить на ягодицы и талию. Губы мужчины коснулись Раиных губ, щёк, шеи, плеч, груди и сосков. Поцелуи спускались всё ниже и ниже. Невольно скользнув взглядом за ними, женщина увидела, что член Олега снова занял боевую позицию. «Я… какой кошмар... Я же хочу его!.. Пусть, пусть трахает меня, как угодно…», – пронеслась в голове Раи горячечная, бесстыдно-шалая мысль, и тело, разом выйдя из повиновения, стряхнув оковы условностей, напряглось в сладостном предвкушении, раскрыв киску навстречу огромному мужскому орудию.
Взяв услужливо протянутый Олей презерватив, Олег надел его и вошёл в Раю, мощно, разом, подхватив руками её бёдра и словно насаживая женщину на себя. Рая вскрикнула и застонала…
Так мощно, животно, жестоко, и вместе с тем, великолепно, ею ещё никто не обладал. Рае казалось, что её душа, воспарив, витает над телом, которое, словно обретя самостоятельную жизнь, билось и трепетало под властным напором мужской плоти. Губы женщины бессвязно шептали: «Да, да, ещё, ещё…».
Финал наступил у обоих одновременно. Рая чувствовала, как в ней билась плоть её «воспитателя», как он извергался в неё. В глазах потемнело, и она, бессильно запрокинув голову, лишилась чувств…
Сознание медленно возвращалось к Рае. Сначала она почувствовала прохладное дуновение воздуха по обнажённой коже, затем, открыв глаза, увидела, что лежит, по-прежнему голая, на боку на том же самом старом спортивном мате. Свет керосиновой лампы был погашен, но сквозь щели в стенах и открытую дверь сарая в помещение проникал серый предутренний сумрак. Шевельнувшись, Рая почувствовала ломоту в мышцах, как будто от интенсивных занятий спортом или тяжёлой физической работы. С удивлением женщина поняла, что уже не связана, её руки и ноги были свободны.
«Какая невероятная была ночь, – как-то отрешённо подумала она. – Меня связали, выпороли, оттрахали, как и столько раз, сколько хотели… Но, впрочем, я давно так здорово и столько раз не кончала… Как странно… Получается, что я совсем не знала себя… Неужели именно такого мне и хотелось раньше?.. И… что теперь?..», – испугавшись этой мысли, Рая не посмела её закончить.
– Ну что, очнулась? – донёсся до неё из-за левого плеча голос Олега.
Рая обернулась к говорившему, посмотрела снизу вверх в его глаза, и вдруг, залившись краской, опустила взгляд.
– Вон там местные водные процедуры, – Олег указал на прикреплённый к стенке сарая изнутри жестяной умывальник и висящее рядом старое, но чистое полотенце. – Можешь привести себя в порядок. А вот твои вещи, – к ногам Раи упали, небрежно скомканные, её брюки и майка.
Слишком обессиленная и вымотанная, чтобы обращать внимание на свою наготу и присутствие Олега, Рая кое-как привела себя в порядок и оделась в то, что на ней было.
В помещение вошла Оля. Она прислонилась к косяку двери, скрестив руки на груди. Олег опустился на стоящее рядом с входом старое кресло и, также скрестив руки, вдруг резко скомандовал Рае:
– На колени!
Вздрогнув от неожиданности, женщина послушно приняла требуемую позу, машинально скрестив за спиной руки и опустив голову.
– На этом наша встреча заканчивается, – негромко и спокойно, как будто о чём-то обыденном, сказал Олег. – Надеюсь, ты понимаешь, что распространяться о происшедшем не в твоих интересах. Фотографии, а также записи твоих откровений у нас остались. Такая реклама тебе совсем ни к чему. Но вот ещё что…
Олег неторопливо встал, подошёл к коленопреклонённой Рае и, приподняв её голову за подбородок, заглянул в глаза:
– Быть может, мне показалось… впрочем, не только мне, – он оглянулся в сторону Оли, и та кивнула, – что острые ощущения сегодняшней ночи тебе в определённой мере понравились. Возможно, со временем тебе снова захочется необычных впечатлений… Тогда, если хочешь, позвони по этому номеру, – мужчина протянул Рае клочок бумаги с записанным на нём номером мобильника. – Сразу хочу сказать: номер не контрактный, проследить владельца нельзя, а знаем его только мы трое.
Уже родившиеся слова отрицания замерли у Раи на языке. Не в силах оторвать взгляда от глаз Олега, она как во сне взяла листочек и непослушными пальцами затолкала в тесный кармашек брюк. Показалось ей или нет, что при этом Олег едва заметно улыбнулся, и они с Олей обменялись мимолетными взглядами, в которых светилось странное удовлетворение.
– Иди, ты свободна, – услышала Рая голос Оли и, поднявшись с колен, медленно вышла из сарая. По знакомой травяной дорожке она миновала дачный домик, с которого и начались все её сегодняшние (или вчерашние?) приключения, цветочные клумбы, прошла сквозь распахнутую калитку и окунулась в уже разгоравшуюся утреннюю зарю…
В тот ранний час никто из дачников-соседей не видел, как со двора ничем не примечательного участка вышла молодая женщина, высокая, босоногая, и направилась по тропинке в сторону автобусной остановки. Она была незнакома большинству обитателей посёлка, и раньше её в этом домике никто не замечал. Но, может быть, она ещё вернётся сюда?
Кто знает?

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Суеверия беременных, приметы беременным, народные приметы Конспект по внеурочной деятельности оригами

Женщина связала другую женщину Вера Глаголева биография, фото, личная жизнь, семья, муж
Женщина связала другую женщину Екатерина Усманова до и после пластики. Как выглядела
Женщина связала другую женщину Эротические рассказы - Воспоминания молодой женщины
Женщина связала другую женщину Лилия Хегай (Lilia Hegay Персонаж: фото, биография)
Женщина связала другую женщину Стихи Ларисы Рубальской о любви
Женщина связала другую женщину Книги автора Джуд Деверо
Женщина связала другую женщину Cached
Женщина связала другую женщину 13 престижных профессий, в которых не обойтись без знания
Женщина связала другую женщину Базовая выкройка платья (Рослякова). Пошаговое построение
Балдахин на детскую кроватку Домашний калейдоскоп Более 25 лучших идей на тему «Связанные крючком подушки Выкройка комбинезона для собаки. Шьем своими Как правильно читать схемы Всё о вышивке Коклюшечное кружево схемы и сколки 439 фотографий. - Pinterest Красивые идеи поделок из газетных трубочек - Озоринка Необычные идеи использования старых вещей в интерьере: для

Похожие новости