Мастер класс по пряничному домику

Дневная Сова: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Что делают люди, если им представляется шанс продолжить жить, но уже в другом теле и в другом мире? Я не знаю, как обычные, а я продолжаю наслаждаться жизнью и детством. И вмешиваться в эту помойную яму под названием "Подпольные игры магической Британии" совсем не хочу. Ну а кто меня спрашивал? Роли определены. Твоей жизнью решили играть? Враг хитер и могуч настолько, что умнее будет сдаться? Распустить "Внутренний Круг" и начать слушаться старого мудрого убль... волшебника? Болт Вам по всему лицу
  Обложка [Марина Стрельникова ]      Название фанфика: Маленьких все обижают    Автор: Дневная сова (Арх)    Бета: Борланд    Рейтинг: постепенно от R до NC-17    Пейринг: Похождения попаданки    Жанр: Джен, Фэнтези, POV, AU    Предупреждения: OOC(постараюсь свести к мастер минимуму), ОЖП    Размер: макси    Статус: в процесе написания    События: Первый курс, Второй курс, Третий курс, Четвертый курс, Пятый курс, Шестой курс, Седьмой курс, Фик о второстепенных героях, Много оригинальных героев, Попаданка.       Саммари: Что делают люди, если им представляется шанс продолжить жить, но уже в другом теле и в другом мире? Я не знаю, как обычные, а я продолжаю наслаждаться жизнью и детством. И вмешиваться в эту помойную яму под названием 'Подпольные игры магической Британии' совсем не хочу. Ну а кто меня спрашивал? Роли определены. Твоей жизнью решили играть? Враг хитер и могуч настолько, что умнее будет сдаться? Розпустить "Внутренний Круг" и начать слушаться старого мудрого убль... волшебника? Болт Вам по всему лицу.    Примечание: Прошу обратить внимание, что моя бета и просто замечательный человек под ником Borland обычно в курсе извечного вопроса "когда будет прода?", также он осведомлен о Большой Задумке Автора или о значительной ее части. Он часто по своему желанию может ответить вам, пока автор снова куда-то уплыл на своей волне на неопределенный срок. Спойлеры попрошу у него не просить(а то может и поделиться).            Глава 1   Внезапно очнувшись, сидя на полу, а точнее, как мне подсказали ощущения, на мягком ковре, я сначала покачнулась. Но, быстро взяв себя в руки, подняла голову. Передо мной лежали кубики с написанными на них английскими буквами и нарисованными там же животными либо разнообразными вещами. Я впала в ступор.      - Вот смотри, Айрли, это буква N. Посмотри-ка, у нас получилось 'SUN', - рука придвинула еще один кубик к стоящим двум.      Подняв еще немного взгляд, я встретилась глазами с довольно немолодой женщиной, скорее даже бабушкой. Чуть желтоватая от старости кожа, много морщин, особенно у глаз, и старомодное темное платье с белыми рюшками на воротнике. Но особенно чепчик на голове выбил меня в нирвану. Голос ее просто лучился добротой и нежностью, а вот глаза человека, 'повидавшего некоторое дерьмо', демонстрировали острый тяжелый взгляд. По интонации будто с маленьким ребенком разговаривает, причем с умственно отсталым. Всегда такое раздражало. Так, стоп, тут есть где-то дети? Надо начинать опасаться быть испачканной и издерганной или затыкать уши берушами?      - Ладно, может быть, соберем пирамидку? Невилл, давай тоже, - женщина, видимо, не дождавшись ответа, посмотрела налево.      - Хорошо, бабушка.      Проследив за ее взглядом, я увидела маленького пухленького пацаненка лет шести-семи в шортиках на лямках и белой сорочке с расклешенными рукавами. Бабушка (да, всё-таки бабушка) отодвинула кубики и достала типичную пирамидку: палка и кольца. Так, что за развивающие игры для детей?! Когда я успела подписаться на нечто подобное?!      Хм, говорят они вроде на английском, но я их понимаю, хотя сама русская и английский учила только по школьной программе. Естественно, знания мои довольно посредственные, но при этом я почему-то отлично понимаю говорящих. Но, вообще-то говоря, что я забыла в такой компании? Неужели я куда-то успела записаться?! Так, мама/соседка/преподы не предлагали подработки - это я хорошо помню.      Пока я размышляла, бабушка с малым начали с энтузиазмом собирать пирамидку. Малыш крутил в руках кольца и так и сяк и пытался одно даже кусать, протягивая с ожиданием его мне, предлагая, видно, тоже попробовать на вкус, но женщина отобрала и приказала не заниматься глупостями. Только взгляды странные: у мальчика с ожиданием, у бабушки с сожалением.      И всё бы ничего, ну нравится им дурью маяться, мне-то что? Но они хотели привлечь к этому 'увлекательнейшему' занятию меня! Я же вообще детей не люблю и не знаю, как с ними найти общий язык. Как-то ни сестренок, ни братиков никогда у меня не было за все мои семнадцать лет жизни, да и у малочисленных знакомых родственников тоже. Нянчиться не люблю и не умею. Ладно. Я взяла в руки зеленое колечко и хотела уже надеть его на палку (при этом у бабульки такое радостное лицо было!), но тут заметила, что что-то не так с моими руками. Они маленькие! Малепусенькие! Какого черта?! Тут я уже серьезно и основательно попыталась вспомнить, какого черта я здесь делаю и какого хрена тут происходит вообще?      И при первой же попытке вспомнила.      Я, обычная девушка-студентка семнадцати лет отроду, как всегда утром ехала на учебу в техникум на автобусе. Автобус, выехавший в 7:45, был большим, а потому места хватало, но я стояла, равно как и еще несколько человек. По крайней мере, не 'консервная банка', которая должна была ехать через полчаса. Так что сонная, но с довольно неплохим настроением я стояла в конце. Всё было как всегда. Но тут какой-то чертов козел разогнался и решил не пропускать автобус на повороте! Я заметила всё краем глаза и не успела ничего толком понять. Может быть, всё было бы не так плохо, если бы автомобиль ехал медленнее и просто воткнулся в середину автобуса, но он врезался туда на огромной скорости. Такого удара хватило, чтобы развернуть автобус поперек дороги, из-за чего нас протаранили еще несколько машин. Лихач, кстати, наверняка умер. Сомневаюсь, что в той каше, в которую превратилась машина, кто-то смог бы выжить. После встряски, когда всё наконец закончилось, я открыла глаза, еще не осознавая весь ужас случившегося. Воспринималось всё как-то отстраненно. Везде была кровь, много крови, разбитые стекла усыпали весь пол, и несколько осколков выглядывали из-под моей блузки. Глаза выхватили сидящих в креслах мужчину и женщину. Мужчине кусок какой-то арматуры проткнул голову (слава богу, я не видела его лица!), женщине этот же кусок проткнул живот. Никогда не видела кишечник человека. Некоторых людей выбросило из кресел, и в проходе валялось несколько тел. Как-то слабо верилось, что кто-то выжил. При этом было много дыма и сильно пахло горелой смолой. Меня сразу же замутило, и я поспешила опустить взгляд. Глаза были широко распахнуты и закрываться не способны физически. Всё тело болело, а из груди, прямо посередине, торчал кусок небольшой трубы. Если сейчас не прилетят медики на голубом вертолете с мороженым, то я, похоже, труп. Как печально. Еще и бок с ногой распороты. Как я еще в сознании? Наверное, болевой шок. И я потеряла сознание. Хотя, может, и умерла.      Я по натуре флегматична и даже меланхолична, но сейчас ко мне подкрадывалась непривычная для меня истерика. Разум отключался сам и на переключатель реагировать отказывался. Я попыталась не обращать на эмоции внимания, отрешиться на время от происходящего и разобраться во всём. Посмотрела на свои руки. Маленькие, в правой до сих пор это дурацкое кольцо. Батюшки-светы! Да я вся маленькая! Как этот пацан! Да даже меньше! Так, спокойно! Мне срочно нужно зеркало. Я, надеясь, что мои глаза меня обманывают, вскочила и стала оглядываться по сторонам.      - Что случилось, Айрли? - обеспокоенно спросила меня бабушка.      Плевать, мне нужно зеркало! Всё остальное потом! Ага! На столе стоит небольшое. Сойдет!      Я пошла к столу. А, черт, высоко! Схватила стоящий рядом стул и потащила его к столу. Схватила зеркало. Оттуда на меня смотрело бледное детское, но не такое пухлощекое, как у пацана, лицо. Брови нахмурены, лицо сосредоточено. По-детски светлые волосы, причесанные и завязанные в высокие два хвоста. На лице отобразился пережитый мной шок. В открытом рту не хватало переднего зуба.      Как я уже сказала, я человек невпечатлительный. Но это не помешало мне впасть в депрессию на несколько недель. Постепенно я немного разобралась со всем вокруг, просто наблюдая и не проявляя инициативы. Я, любительница почитать книги жанра фэнтези и приключения, с ужасом для себя поняла, что попала. То есть я теперь попаданка, да не куда-нибудь, а в мир Дж. К. Роулинг 'Гарри Поттер'. Несмотря на всю мою любовь к книгам и фильмам подобной тематики, я посмотрела только три первых фильма по 'Гарри Поттеру'. Какой для меня был шок, когда я осознала, куда попала! Но по порядку. Вначале я просто пыталась привыкнуть ко всему и надеялась, что следующим утром проснусь дома.      Где-то через неделю после того, как очнулась, а может и больше (в то время меня мало волновали календарные дни), я сидела за завтраком в глухой депрессии и пофигизме относительно своей судьбы. За большим столом расположились бабушка (выяснилось, что ее зовут Августа), Невилл (вроде как мой брат), дядя Элджи и тетя Энид - какие-то дальние родственники, которые, судя по разговорам, приехали в гости и делают это не так уж часто. При этом все мило беседовали, любезно снабжая меня информацией. Да, похоже, детей они во внимание не принимали. При мне разговаривали всегда не стесняясь. Что может понять пятилетний ребенок? Разговор зашел 'о былом' как раз тогда, когда тетя Энид кормила меня с ложки. Приходилось терпеть, потому что это явно было постоянным действием и никого не удивляло. Не хочу пока выходить из образа, да и вообще желания делать что-то не было. А Невилл, гад, ел сам!      - После стольких лет судебной волокиты Нотты, как и Малфои, откупились! Врут, что были под Империусом, - сказал дядя, читавший в это время газету.      Известие вызвало бурный шквал эмоций у двух женщин. И если Энид сдержанно негодовала, то Августа сразу же показала свой пылкий нрав.      - Откупились, твари такие! Завтра же отправлюсь в Министерство! Сколько можно! Зачем нам вообще органы правопорядка, если можно так просто уйти от ответственности! - с жаром ответила бабушка.      - Августа, здесь же дети! - окликнула ее тетя.      - Да, я помню. Но, протянув столько лет после пропажи Сами-Знаете-Кого, эти Пожиратели всё-таки выбрались из своего дерьма!      Элджи осуждающе посмотрел поверх газеты, но только вздохнул и ничего не сказал. Видимо, он был с ней полностью согласен.      - Как бы то ни было, Сами-Знаете-Кто умер окончательно, и его Пожирателям Смерти теперь несладко. Здесь сказано о некоторых ограничениях для них и их семей, - дядя отложил газету на стол, предлагая всем убедиться в сказанном.      - Он был очень силен, обстоятельства его исчезновения слишком загадочны. Неудивительно, что некоторые верят как в то, что он жив, так и в обратное, - просмотрев статью, Августа успокоилась и взяла себя в руки. Ее недавний гнев выдавало лишь раскрасневшееся лицо. - В любом случае нас всех спас годовалый ребенок! Жду не дождусь, когда он чуть повзрослеет: очень уж хочется на него посмотреть, - сказала бабушка.      - И не говори, самая большая загадка века теперь этот годовалый ребенок. Теперь он герой магического мира. Каждый будет знать его имя! Гарри Поттер станет легендой, - засмеялся в ответ дядя Элджи.      У меня отвисла челюсть. Тетя тут же попыталась засунуть мне в рот ложку, но я только отмахнулась, забыв о своем решении вести себя как ребенок. Внутри будто что-то очнулось и загорелось. Позже, когда вспоминала весь вечер, я назвала бы это огнем души, который во мне проснулся. Других слов, более подходящих, чем эти, я не нашла.      - Кто? - переспросила я.      Тут уже у всех остальных челюсти отвисли. И чего, спрашивается? Не могли же они меня раскрыть? Взрослые мгновенно повскакали с мест и принялись обнимать и тискать меня, что-то радостно крича. Разобрав слова, поняла: они рады, что я разговариваю. Только не говорите мне, что это пятилетнее тело до сих пор не говорило!      Вот так я поняла, куда попала.      Но после этого 'оживления' все равно остался серый неприятный осадок. Да, я в мире магии, чудесном, большом, интересном, загадочном... Но дома я, скорей всего, умерла, и уже нет надежды вернуться. А там остались моя семья и немногочисленные друзья... Сожаление, будто оставила что-то позади или, скорее, бросила, ничего не сказав напоследок. Не попрощалась, не сказала чего-то важного, столько всего не сделала...      С другой стороны, я почувствовала, что теперь мне есть за что держаться. Я ведь не умерла, я еще раз буду жить, испытаю те же чувства, сделаю просто огромную кучу всего! И обязательно, без этого никак. Я! Овладею магией!      В новой семье я старалась не отсвечивать лишний раз. Мне нужно было время. Благо, никаких подвигов от меня не требовали. Честно говоря, от меня вообще мало что требовали. Даже протереть глаза хотелось, когда всё мироощущение мне твердило, что Августу радует уже то, что я ем самостоятельно, развлекаю себя самостоятельно, разговариваю самостоятельно и даже, простите, хожу на горшок самостоятельно.      Меня еще несколько раз пытались привлечь к игрушкам из категории 'для младшей ясельной группы', но я быстро давала понять, что мне это не интересно. Интересно же мне было все вокруг, начиная от напольных часов и заканчивая бабушкиной шляпой.      Разговаривать оказалось неожиданно сложно. Язык поворачивался с трудом, это не говоря уже про то, что при попытке сказать что-нибудь я произносила русские слова. С тяжелым сердцем я ждала прибытия англоязычной азбуки и в то же время была бы рада нормально пообщаться.      Все время я проводила в доме либо в саду около дома. Первый выход с родной территории произошел как раз тогда, когда я начала 'киснуть' в четырех стенах. Августа повела нас в Косой переулок. Куча нового и потому интересного. Фильм смотреть - это одно, а вот побывать лично - совсем другое. Это было... хм... необычно и слегка разочаровывающе. Будто меня привели к пряничному домику, показали издалека, а подойти и потрогать, не говоря уже про то, чтобы зайти внутрь, и речи не шло. Августа меня так крепко держала за ладонь, что я опасалась прекращения кровообращения в ней.      И все равно было классно. Даже мне было безумно интересно, что говорить о Невилле? Наконец, в один из загадочных домиков Августа решила зайти. Открыла дверь... И втащила меня внутрь, так как я уперлась ногами в пол, лишь почувствовав смесь самых разнообразных, но тем не менее всех как один неприятных запахов. Это называлось 'Аптека'.      Августа подошла к лавке, обсудила малопонятные товары с торговцем, отсыпала ему монет из кармана, забрала мешочек и вывела нас на улицу.      В доме я видела, конечно, волшебные вещи: летающие ковры и метелки, самомоющаяся посуда, говорящее зеркало. В Косом переулке такого было полным-полно. Говорящие и смеющиеся взрослые, бегающие восторженные дети, чьи-то внутренности в аптеке, острые шляпы, возвышающиеся над толпой, - всё это вывело меня на время из депрессии и позволило насладиться прогулкой, почувствовав себя словно на карнавале. Яркие впечатления заставили позабыть о многом и немного расслабиться, поддавшись наплыву впечатлений. Разговаривала я мало, дабы не вызвать подозрений, всё же когда (а лучше 'если') они обнаружат, что их ребенок - вовсе не их ребенок...      Прогулка забрала много сил у детского тела. Когда мы вернулись, меланхолия накинулась на меня с новой силой, будто только и ждала момента слабости. Отвергать и игнорировать существование незнакомого мира, каких-то совершенно чужих мне людей уже не получалось. И привыкнуть к ним быстро не выйдет, принимать как должное, как само собой разумеющееся... Обманывать себя я устала.      Закрывшись в своей комнате, я пыталась бороться. Борьба затянулась на несколько дней, а тоска находила что-то новое в моей душе.      Я понимала, что всё имеющееся нужно принять, но внутри что-то все же отвергало эту истину. Казалось, что я уже получила свою порцию и сказка скоро закончится. Как бы глупо это не выглядело, я и в самом деле ждала этого момента.      Семья начала беспокоиться и время от времени теребила меня, даже лекаря позвали, а я чувствовала себя умирающим лебедем и днями напролет не вылезала из кровати. Снова потеряла счет времени. Запустила себя совсем. Расклеилась как последняя тряпка. И я действительно стала чувствовать, будто время мое вновь заканчивается, и я вновь умираю, но на этот раз это будет мучительно долго.      Очередное пробуждение произошло тоже резко. Ночью мне снилось черное море, которое приятными и теплыми волнами успокаивающе покачивало. Сверху неумолимо сияли несколько звезд в черном ночном небе. Мне казалось, что они наблюдают за мной. Все остальное казалось таким изменчивым, но не это. А я тонула в воде, и было мне почему-то так хорошо... Оттого проснулась я полной сил и энергии.      Резко села на кровати, потом встала непослушными ногами на пол, дала себе мысленный пинок и с усилием растянула губы в улыбке. Буду улыбаться, чтоб всем прям завидно стало от того, как я жизнью наслаждаюсь. Открыла зашторенное окно, посмотрела на сад в желто-коричневых тонах осени.      Больше самообманом заниматься не буду. Я жива и это есть гуд. Все остальное неважно, слишком оно мелкое и незначительное по сравнению с данным фактом. Хорошо бы сразу во взрослое тело попасть, но увы, что есть, то есть. Жаловаться тут не на что. Предстоят долгие годы взросления тела, прежде чем мне позволят самостоятельно распоряжаться своей жизнью.      День за днем мне предстоит долгая работа: научиться языку, письменности, правилам и традициям в семье в этом обществе, развить слабое и немощное тело, привыкнуть к чужим людям и даже начать считать их семьей. Принять и привыкнуть ко всему новому.      Только бы не выдать себя... Одно дело, если бы я изначально в новорожденном теле была, тогда бы я могла твердо и с уверенностью заявить, что это мое тело. А если тело жило как-то пять лет, это значит, я заняла чье-то место. Расстраиваться по этому поводу тоже не буду. Меня никто не спрашивал, хочу ли я выгнать настоящего хозяина тела. Это не мой выбор, а значит, я не должна винить себя. Всё, что я должна, - это жить.            Семья Лонгботтомов, как оказалось, жила не очень богато... Естественно, это отражалось и на внешнем виде, и на образе жизни. Не так чтобы ели мы одни дошираки, но все же чувствовалась бережливость: латались, распарывались и перешивались в новые дряхлые бабушкины платья и шляпы, детские вещи покупались на вырост и были, отчетливо видно, из подержанных, хотя вполне приличные. Нет, Августа была точно не тем человеком, который позволяет ходить детям в обносках, в порванном рванье, грязными и вечно голодными. Уже с этого сопливого возраста она приучала со всей строгостью следить за своим видом, причесываться, умываться, правильно сидеть за столом и не пренебрегать столовыми приборами. Такое отношение тяготило Невилла, а мне даже нравилось. Это хороший повод отвлечься и достойное занятие. Повторять за взрослыми, впитывая правила поведения, или учиться самостоятельно детскими непослушными пальцами завязывать шнуровку на платье - чем не полезные занятия?      От меня не укрылись странные взгляды Августы. Я понимаю, тело мое гораздо младше Невилла, но то, с какой опекой и вниманием вокруг меня крутились... Будто ждали какого-то дурного поступка. Со временем, надеюсь, это пропадет, когда Августа убедится окончательно в моей состоятельности.      Где находятся родители Невилла и по совместительству мои, так и не удалось выяснить. Бабушка получала какое-то пособие, и я предположила, что они попали в какую-нибудь автокатастрофу или метлокатастрофу - как по-здешнему будет? Детям, естественно, она ничего не говорила, а у меня пока не было даже возможности спросить.      Бабушка, как я успела понять, очень строгая, этакая 'железная леди', но о нас с братом она заботилась, и это чувствовалось. А сам брат - слабохарактерный и нерешительный, не умеющий принимать поражение и идти дальше. Августа, как я уже говорила, требовала от нас многого, почти как от взрослых, а мальчик не понимал, почему его заставляют это делать и недовольны при ошибках.      В свои семь лет он был довольно полноватым и с комплексом неполноценности. Нет, я не на психолога училась, но, глядя на этого забитого, нерешительного мальчика, боящегося сделать хоть что-то, именно это и приходило на ум. Августа только подливала масла в огонь, постоянно сравнивая Невилла с отцом и вместе с тем удерживая от всех мальчишеских радостей; впрочем, тот и сам не рвался их творить. Боялся что-то поломать или, как пример, разбить коленку, потому что бабушка будет ругаться.      Ко мне же Августа Лонгботтом относилась с нежностью, заботой и... какой-то жалостью. Это мне не очень понравилось. Когда я задала по-детски наивный вопрос, с соответствующей детской непосредственностью, почему она жалеет меня, Августа стала всё отрицать в максимально для нее дружелюбной форме. Тело мое было маленьким, и даже вроде бы бледность отдавала болезненностью. Решив, что в этом причина, я забила на это. Поэтому не очень удивилась, когда бабушка сказала утром, что мы вдвоем идем в больницу Святого Мунго. Что за Мунго? Хрен его знает. И вот мы пришли в эту больницу. Переместились камином, через сеть летучего пороха. Интересно так, правда, страшно. Августа детей в одиночку не отпустила. Сначала взяла на руки Невилла, исчезла в зеленом пламени камина, вернулась и взяла меня.      Оказавшись в просторном холле, мы не встали в очередь болезных, а сразу поднялись на пятый этаж и вошли в кабинет. За столом сидела женщина в желтом халате и что-то писала пером. Очевидно, она нас ждала, так как сразу встала и поздоровалась:      - А, миссис Лонгботтом! Вы как раз вовремя.      - Добрый день, миссис Моусли.      - Драсте, - не будем отставать от толпы, слова вежливости мы уже изучали.      Женщина ошарашенно на меня уставилась, будто обнаружила перед собой звезду эстрады. Хорошо хоть визжать не стала, только рот, как рыба, открыла.      - Когда вы мне написали, миссис Лонгботтом, скажу честно, я не поверила вам... - начала целительница, когда снова обрела дар речи. Выглядела она при этом абсолютно потрясенной. И чего это она?      - Да, теперь вы сами видите. Вот уже неделю Айрли говорит. Немного, правда, но всё же. И уже около месяца сама ложку держит и ест, - сообщила довольная бабушка.      Так. Я сейчас не поняла. Я что, в дауна вселилась? Трижды себя поздравить и пирожок взять. Все сложилось как дважды два, а мне верить в такое не хотелось, когда первые подозрения пришли.      - Это просто невероятно! Невиданно! Чудо! Но надо бы закрепить успех... да... Продолжим курсы реабилитации... Когда вам будет удобно, миссис Лонгботтом?      - Я не хочу, - сказала я.      Целительница присела на корточки.      - Ты не хочешь к нам приходить, Айрли? - я кивнула, сдерживая себя от длинных, проникновенных и всё объясняющих речей. И про свое вселение никому не расскажу, а то еще изгонят или опыты проводить станут. - Почему? Ты же помнишь, как у нас раньше была? С добрыми дяденьками и тетеньками?      Вот только таких мне и не хватало для полного счастья.      - Не хочу. Домой хочу, - я показательно подошла к бабушке и взяла ее за руку. Надеюсь, этого хватит.      - Миссис Моусли, может, я смогу проводить с ней занятия?      - Да, пожалуй, возможен и такой вариант. Лучше будет, миссис Лонгботтом, если у Айрли также будет возможность пообщаться со сверстниками и со взрослыми людьми. Но сегодня мы просто обязаны ее обследовать.      Я отделалась малой кровью. Да, кровь у меня тоже брали на анализ, в количестве трех капель. А также 'присядь, полежи тут, посмотри сюда'. Под конец я уже была прилично раздражена и еле сдерживалась. Хорошо хоть часто ходить сюда не придется. Раз в месяц я переживу. И мы с бабушкой, радостные и довольные каждая по своему поводу, наконец-то ушли оттуда.      Я привыкала к новой размеренной жизни, постепенно убеждая по мере сил всех вокруг в своей нормальности. Развивающие игры вскоре были мной побеждены. Точнее, побеждена Августа, которая с воистину ангельским терпением и дьявольской настойчивостью придумывала все новые и новые способы занять меня. Остались лишь несколько занятий, которые я посчитала полезными либо для развития мелкой моторики, либо для развития языка.      Через несколько дней бабушка сообщила, что мы идем в гости к семейству Уизли. Это ознаменовало новую волну испытаний для меня. Причем для меня как маленького ребенка, так и взрослого человека.      Мне было интересно на них посмотреть. А постоянные бабушкины гости (чаще всего женщины ее возраста, чем-то похожие на нее) уже надоели, так как всё время норовили меня потискать со слащавой улыбкой. Это ужас, скажу я вам. В такие моменты лучше применять тактику Гарри Поттера: тихо сидеть в своей комнате и не отсвечивать.   Глава 2   Даже не скажу, чем поход к семейству Уизли был примечателен. Странный дом, будто первоначально на его месте стоял небольшой одноэтажный домик, а потом к нему прилепили дополнительные пристройки. Для описания обстановки внутри подходит слово 'теснота': разнообразные вещи расположены по всему дому. Много магических вещей - таких, как, например, висящие на стене часы, - но новых совсем мало. Атмосферу я бы охарактеризовала словом 'кавардак' (что неудивительно, с таким-то количеством детей). Через час сюсюканья и всеобщего внимания я всеми силами желала свалить оттуда. Особенно раздражала Молли Уизли - мать семейства, которая просто перевыполнила норму по выделению внимания и заботы. Нет, я, конечно, всё понимаю, женщина любит детей, да и тело мое наверняка выглядит жалко, но не надо же так издеваться. Мы остались у них на обед. Я думала, лопну, а она всё подвигала и подвигала новые тарелки, чуть ли не силой кормя меня. Остальные дети семейства только посмеивались, очень хорошо зная свою мать. Удивительно, но у нее помимо излишней заботливости к сирым и убогим был еще драконовский характер. Я думала, что она съест своих сыновей-близнецов, Фреда и Джорджа, за их маленькую шутку над младшим братом Роном. Они рассказывали ему какой-то бред, и я им слегка даже подыграла. Мол, там под кроватью живет монстр, и если с ним рискнуть договориться, то он отдаст свои сокровища. И что вы думаете? Из-за подначек близнецов он полез под кровать. Как выяснилось, кровать не была рассчитана на таких упитанных мальчиков. Хи-хи. Он застрял! Они так защекотали его пятки, что Рон изо всех сил извивался, но вылезти никак не мог. Задев ногой стол, он опрокинул его и разбил стоящую на нем вазу. На шум прилетела миссис Уизли, и началось такое! Короче, дракон в фартуке - это про нее, вопящая баньши - тоже.      Джинни, младшая и единственная дочь семейства Уизли, наконец встретила кого-то младше ее и решила взять надо мной шефство. Мне было, откровенно говоря, фиолетово. Она же и провела мне экскурсию по их дому. Больше всего меня впечатлили гномы в саду и безобидный упырь на чердаке. По сложившемуся у меня мнению, упырь - низший вампир и кровососущая нежить, а тут он у них на правах домашнего животного живет: только и делает, что воет на чердаке. Гномы же решили проверить на прочность мои ботинки и штанины. Джинни сказала, что они безобидные и что не случится ничего страшного, если укусят. Дети семьи Уизли периодически выкидывают гномов из сада (развлекаются, в общем), но Артур их любит, поэтому они снова возвращаются. Думаю, он втихаря от жены их прикармливает. К тому же Артур Уизли обожает всякие магловские (маглы - обычные люди, не владеющие магией) вещи и хранит их в гараже. Естественно, миссис Уизли это не нравится. Но муж их рьяно защищает, придумывая разнообразные оправдания.      Под вечер, когда я устала уже от всего этого гама и неразберихи, мы отправились домой. Невиллу, похоже, досталось; во всяком случае, выглядел он потрепанным. Экскурсию ему проводил Рон. Августа выглядела сдержанной, надменной; впрочем, такой она и приехала сюда.      Кстати, телепортация через камин - интересный способ перемещения. Маги называют это сетью летучего пороха.      Вот все попаданцы начинают прокачиваться. Первым делом физические упражнения и занятия чем-то вроде карате, айкидо или дзюдо. Такая вот с утра меня осенила мысль, простая и понятная. А я чем их хуже? Вряд ли жизнь моя будет простой и рутинной. Во всяком случае, опыт многих попаданцев из книг доказывает это, а отсутствие интернета, телевизора и всех других книг, кроме детских, вынуждает искать новые занятия.      За завтраком я аккуратно (по моему мнению) об этом спросила:      - Бабушка, а можно я буду заниматься спортом?      - Хм, Айрли... магловским спортом? - переспросила Августа.      - Ну да.      - И чем же ты хотела бы заняться?      - Ну, можно плаванием, бегом... или карате? Да, точно! Лучше карате! - я состроила умильную восхищенную рожицу.      - Нет, нельзя, - Августа отложила вилку и нож.      - Но почему?      - У тебя слабое здоровье.      - Так я сильно напрягаться не буду! Ну пожалуйста!      - Миссис Моусли тебе запретила.      - Я ее попрошу, и она разрешит, - я не хотела бросать эту идею.      - Нет, и точка.      - Ну бабушка!..      В течение недели я не унималась, доставая всех вокруг. Все были против. На очередном завтраке я почти довела Августу до белого каления. Вот она положила вилку с ножом и отодвинула тарелку с омлетом. Бе, яйцо на завтрак... Но ничего, настанет тот день, когда я всё-таки вытребую право на бутерброды.      - Невилл, Айрли, я думаю, вы уже достаточно взрослые, чтобы кое-что вам рассказать, - мы заинтересованно уставились на бабушку. Тетя с дядей уже уехали к себе. - Невилл, помнишь, я говорила тебе, что ваши мама и папа уехали за границу по очень важному делу?      - Да, - кивнул брат.      - Это неправда. Ваши родители - герои. Во время войны с Тем-Кого-Нельзя-Называть они изо всех сил противостояли ему, - Августа глубоко вздохнула, а мы не решались ее перебивать. - Они работали в аврорате и были очень одаренными волшебниками. Для борьбы была создана тайная организация под названием 'Орден Феникса'. Руководил ей Альбус Дамблдор. О ней никто не должен знать, - она пристально посмотрела нам в глаза. - Фрэнк и Алиса были членами Ордена. Те времена были очень опасными. Сами-Знаете-Кто набирал силу, и вскоре он мог захватить власть над Великобританией. Некоторых членов Ордена выследили Пожиратели Смерти - так называли себя последователи Сами-Знаете-Кого. Членов Ордена убивали вместе с их семьями... - послышался шумный вздох со стороны Невилла.      - Маму и папу убили? - решился тихо переспросить он. Да уж, было чего скрывать от детей-несмышленышей.      - Нет... Но сделали нечто не менее ужасное... Соберитесь, в десять мы отправляемся, - Августа встала из-за стола, ясно давая понять, что разговор окончен.      - Ты что-нибудь поняла? Что с мамой и папой? - спросил Невилл, когда мы остались одни.      - Не знаю. По-моему, бабушке об этом больно говорить... Во всяком случае, в десять часов узнаем. У нас чуть больше часа, чтобы собраться.      - Куда?      - Хм... Хороший вопрос...   Глава 3   Августа повела нас по уже знакомому пути. Мы поднялись на пятый этаж больницы Святого Мунго. На площадке висела табличка 'Недуги от заклятий'. Я было подумала, что мы идем к миссис Моусли (моему лекарю), но нет, свернули в отделение с лечащимися.      - О, миссис Лонгботтом, рада вас видеть, - сказала женщина, шедшая из дальнего конца коридора.      - Доброе утро, мисс Уотс. Пожалуйста, не надо нас провожать, я справлюсь сама, - ответила Августа.      Целительница (или медсестра?) наконец заметила нас с Невиллом, идущих позади, и через секунду кивнула.      - Хорошо, если что-то понадобится - я буду здесь.      - Спасибо.      Женщина зашла в комнату, которая находилась в конце коридора слева. Августа прошла две палаты и остановилась, повернувшись к нам.      - На чем я остановилась? Ах да... Фрэнк и Алиса Лонгботтомы были аврорами и очень уважаемыми людьми в волшебном сообществе. Очень одаренные и сильные волшебники. Их пытками довели до безумия сторонники Сами-Знаете-Кого.      Невилл ахнул, я стояла в ступоре. 'Как?!' - бился в голове вопрос.      - Сейчас мы зайдем. Ведите себя хорошо, - Августа указала палочкой на дверь и тихо сказала: - Алохомора.      Как только защелка на дверях щелкнула, бабушка открыла их. В палате стояли две кровати, половину комнаты закрывала ширма. На одной кровати спала молодая волшебница, с другой нас удивленно рассматривал мужчина... с кроличьими ушами, зубами... и, кажется, даже хвостиком.      - Сюда, - Августа направилась к ширме. Вот мы и зашли.      Перед нами находились двое... Лица молодых когда-то людей исхудали и состарились (волосы были уже с легкой сединой), пустой бессмысленный взгляд был направлен на нас... Я видела их на 'живых' фотографиях в доме... Когда я спросила Невилла, кто они, он сказал, что это мама и папа, но там они выглядели... Живей, что ли?      Женщина промычала что-то.      - Здравствуй, Алиса, дорогая, - намеренно радушно поздоровалась Августа.      Лежащий на соседней кровати мужчина, до этого явно спавший, проснулся.      - Ма...ааа... - сказал он, увидев нас.      - Фрэнк, хороший мой, Алиса, посмотрите, кто к вам пришел, - сказала, улыбаясь, бабушка, выталкивая нас из-за спины. - Это ваш сын Невилл и ваша дочь Айрли.      Женщина замычала, достала что-то из тумбочки и просеменила к нам. Вручила Невиллу и мне обертки от каких-то сладостей. Погладила Невилла по голове.      - Маааам... - из глаз Невилла тут же потекли слезы. Слишком много потрясений за одно утро. Я развернулась и выскочила как можно быстрее из палаты, так как глаза подозрительно защипало. Только на лестнице вспомнила, что не знаю, где что находится, потеряюсь, и меня долго будут искать. Остановилась, упершись в холодную стенку. Попыталась успокоиться. Н-да... Сюрприз, называется... Ладно-то я... Уже взрослый человек, можно сказать. У меня была хорошая семья... Мама, бабушка... Да, я уже вряд ли вернусь к ним... Но я надеюсь, что с ними всё в порядке... А Невилл? Родители - герои, но выжившие из ума. Думаю, хуже смерти может быть только это... Если у меня будет выбор, то я предпочту смерть такому существованию. Невилл ведь не помнит их вообще...      - Айрли?      Я оторвала взгляд от ботинок. Передо мной стояла Августа.      - Всё в порядке. А где Невилл?      - Остался в палате. С тобой точно всё хорошо? - ласково спросила она.      - Да, да, всё нормально... Я, наверное, подожду вас в приемном отделении.      - Лучше давай я тебя отведу в буфет, уверена, там должно быть что-то сладкое.      - Спасибо, бабушка, но я могу и сама.      - Уверена? - Августа с сомнением прищурилась.      - Конечно, я уже взрослая, - выдала я последний 'детский' довод.      - Хорошо. Вот, возьми, - она достала из мешочка на поясе несколько монет. - Надеюсь, у них есть там мороженое. Смотри, если заблудишься, спускайся вниз в приемное отделение, там мы тебя найдем, или спроси дорогу у кого-нибудь...      - Хорошо, бабушка, - я взяла монеты и поднялась по лестнице.      На шестом этаже висела табличка 'Буфет для посетителей и больничная лавка'. Мороженого в буфете почему-то не оказалось. Близилось время обеда, и я взяла булочку с вареньем и сок. Уселась за крайний столик у окна.      Н-да, ну и волшебный мир, блин. 'Пытками довести до безумия'... Бррр. Погодите-ка! Если родителей Невилла довели до безумия и они сейчас отлеживаются в Мунго, и это как-то связано с моим болезненным состоянием, то что получается? Так, надо срочно выяснить всё у Августы! Нет, не сейчас, дома. Не хочу возвращаться в палату.      По телевизору в прошлой жизни я видела фильмы 'Гарри Поттер и философский камень', 'Гарри Поттер и Тайная комната' и 'Гарри Поттер и узник Азкабана'. Кто-то из друзей-фанатов говорил: 'Прочти четвертую книгу или посмотри фильм, там просто бомба начинается!'. Сейчас мне это вспомнилось. Тогда у меня уже не было ни времени, ни особого интереса смотреть или читать дальше Поттериану. Судя по возрасту, время первых двух книг я пропускаю. Как назло, первые две книги я помню хорошо, третью - с пятого по десятое. Что там было?.. Гарри находит своего крестного, крестный тоже рад его видеть, все вокруг счастливы и радостны. Ах да, родственничка Поттера считают сбежавшим из тюрьмы убийцей. Гарри считает его предателем родителей и пытается убить. Потом оказывается, что крестный хороший, но жить они вместе не могут, так как его не оправдали. Прям Санта-Барбара. Хех.      В принципе, ничем помочь мальчику со шрамом я не могу. Если просто скажу - мне не поверят, если начну доказывать - поверят и всё-таки пустят на опыты. Во всяком случае, добром мое вмешательство не кончится: раз кто-то решил, что так надо, - значит, так надо.      Я размышляла о том, о сем. Пару раз подходили люди и спрашивали, где родители. Я их культурно посылала... э... в смысле, говорила: 'Сейчас придут'. Одна женщина даже специально села неподалеку. Потом пришла Августа с подавленным Невиллом, и мы вернулись домой.      Вечером я подкараулила момент, когда Августа осталась у себя в кабинете одна, а Невилл возился с растениями во дворе. Вообще странный парень: любит за цветами ухаживать. Стесняется, конечно, этого. Августе очень не нравится его увлечение, но что она может поделать? Невилл любой сорняк найдет, если она все цветы в горшках уберет. Вообще чудак, несколько часов может на растение смотреть - вот что с людьми делает отсутствие интернета.      Постучав и дождавшись разрешения, я вошла.      - Что-то случилось, дорогая? - спросила Августа.      - Нет, бабушка, всё нормально. Я просто хотела спросить... - я запнулась, так как не знала, как именно спросить.      - Что именно?      - Эм, бабушка... Почему я не могу заниматься спортом?      - Айрли, дорогая... Я уже говорила, у тебя слабое здоровье...      - Это как-то связано с... с мамой и папой?      - Да, понимаешь... Их... пытки... отразились и на тебе... Это опасно, а я забочусь о тебе, поэтому не могу позволить заниматься чем-то подобным.      - Ясно, - опустила я взгляд. Что же... Карате отменяется, но физкультурой надо обязательно заняться. Тем более в свете открывшихся обстоятельств.      - Кстати, тебе же понравилось в гостях у Уизли? Я думаю, во вторник мы сходим к Лоусонам, а в четверг или пятницу - к Патеррсонам...      - Бабушка, совсем не обязательно напрашиваться к кому-то в гости из-за меня. Тем более так часто! - еще несколько таких же визитов моя нервная система не выдержит. - Мне и дома хорошо. Еще мы с Невиллом гуляем по округе, а иногда и до поселка можем добраться.      - Айрли, миссис Моусли сказала, что тебе нужно общение со сверстниками...      - Мне хватает общения, - отрезала я. И тут до меня дошло! Всё же предложения я составляю не как пятилетний ребенок. Лучше больше помалкивать.      - Айрли, хорошая моя, но у тебя остается куча свободного времени. Может быть, ты хотя бы займешься с Невиллом цветами, или я могу записать тебя на кружок вязания...      Я аж содрогнулась, представив это. Но, похоже, Августа так просто не отстанет.      - Можешь записать меня в музыкальную школу. Я бы хотела играть, скажем, на пианино, - ну давай, соглашайся! Только забудь эту дурацкую идею!      - Ладно, я узнаю в магловской школе, - вздохнула с облегчением Августа.      Надо сказать, что в магловскую школу мы ходили. Точнее, Невилл ходил, а меня только записали. Смысл в том, чтобы научить нас там читать и писать. Ну а денег на частных учителей, несмотря на старый и недешевый дом, как я и говорила, не было. И пошла я туда через несколько дней. Скучно... На уроках я преимущественно спала с открытыми глазами. И не завязывала близких отношений с одноклассниками, сдружившись только с одной девчонкой. Пять лет - это жесть, а воспитательница, с шоком заметившая, как я однажды не выдержала и показала одноклассникам 'как надо', назвала меня малолетним гением и потребовала отправить в школу для уникумов. Она успела мне пару раз подсунуть сложные задания, не такие, как у моих одногодок, но после визита в школу бабушки перестала так делать.      С утра делала небольшую зарядку в комнате. Лень ленью, но костлявое тело шаталось от любого ветра, и я чувствовала себя незащищенной и слабой. Каждый день я пыталась разузнать как можно больше о мире магии. Как-то невзначай узнала, что мы с Невиллом, возможно, сквибы - маглы, рожденные у волшебников. Мне-то не так важно, я только недавно 'очнулась', у меня еще есть шанс. Дядя всё время пытался напугать или застать врасплох Невилла, чтобы его магия проявила себя. Через год дядя в один прекрасный день схватил Невилла за ногу и высунул из окна. Странно то, что все считали это нормальным. Августа позвала дядю, и он (о да, конечно же, случайно!) выпустил ногу Невилла. Дальше я не видела, но Невилл сказал, что подпрыгнул, будто резиновый мячик. Радовались все. А я для себя поставила цель: тоже раскрыть магию, пока меня так же не выбросили из окна. Пока безрезультатно.            Яркая вспышка молнии осветила комнату. Через мгновение ударил гром. Весь дом будто вздрогнул, а стекла в окнах затряслись. Ночь вступила в свои права, а ливень составил ей компанию. Я привыкла уже к таким весенним грозам; тут вообще дождь идет очень часто. Только успела задремать, как дверь в мою комнату открылась. Приоткрыв глаза, заметила маленькую фигуру.      - Нев, что ты здесь делаешь? Спать иди.      - Ну, эм... Как бы... Я заснуть не могу... эм... Можно я у тебя сегодня спать буду?      - Так к бабушке иди, раз заснуть не можешь.      - Она меня прогонит... Ты же знаешь бабушку.      - А я не прогоню?      - Ну пожалуйста, Ли... Ты к тому же тоже заснуть не можешь.      - Могу, - пробурчала я. - Ладно, только подушку свою возьми.      Невилл вернулся и залез на кровать. Улегся неподвижно. Лежим молча... Тишина... Прогремел гром.      - Ли, а тебе страшно, правда?      - Угу, - сонно ответила я.      - Похоже, мне страшнее. Ты уже почти заснула, - обидевшись, засопел брат.      - Ну да. Всё не успокоишься?      - Ага...      - Эх... - я улеглась рядом с братом. Всё же я к нему уже привыкла. Странно, никогда не было братьев или сестер. Такое новое чувство... Защитить, что ли, хочется, позаботиться? - Так спокойней?      - Намного... - он затих. - Спасибо.      Я закрыла глаза; внутри, по всему телу, разлилось тепло. Не так уж и плохо всё.            Утром Августа Лонгботтом, проснувшись, приведя себя в порядок и приготовив завтрак, пошла будить внука. Червячок тревоги закрался в материнское сердце, когда она застала пустую постель.      'Спокойно, - сказала она себе. - Он, наверное, уже проснулся и пошел в душ'.      Но и в душе внука не оказалось. Она поспешила в комнату к внучке. Миссис Лонгботтом открыла двери и застала детей спящими.      'Вот как! - разозлилась она. - Невилл, поди, не мог заснуть, а когда я прочитала ему лекцию о том, что в его возрасте стыдно бояться грозы, он пришел сюда! Хоть Айрли и младше, но не приходила ко мне'...      Августа собралась разбудить детей, но как только подошла к кровати и протянула руку, та встретилась с невидимым препятствием. Она быстро убрала руку и еще раз ее протянула. Снова какое-то препятствие.      'Так как никто не ставил щит на кровать, а если бы и поставил, то на комнату, это может значить только одно'...      - Пора вставать, Невилл! Айрли! - громко сказала она.      Мальчик зашевелился и протер глаза руками. Девчонка только слегка пошевелилась.      - Бабушка? - сонно пробормотал Невилл. - Эм...      - Айрли?! - громче позвала миссис Лонгботтом.      - Мммм... - девочка предприняла попытку открыть глаза.      На мгновенье ее фигура засветилась легким желтым сиянием. И в то же время вокруг кровати возник серый сияющий купол, мелькнул на секунду и тут же пропал...   Глава 4   Как и в случае с Невиллом, радовались все, а особенно я. Ну да, все уже и надежду потеряли, а тут вот я подселяюсь, да еще и магия во мне есть, оказывается.      Время шло... Я пыталась разузнать как можно больше о магическом мире. Времени у меня предостаточно. Общедоступные понятия со временем я начала понимать и перестала удивляться. Больше всего меня интересовали не странные предметы, не новые достижения магов-ученых, а то, как бабушка ловко управляет магией с помощью своей палочки. В Хогвартсе, куда я уже точно поступлю, ясное дело, меня обучат магии. Но до него еще куча времени. Книг по магии в доме было мало. Полезных мне, по крайней мере. Попадались книги об определенных разделах магии, о заклинаниях той или иной направленности, и, догадываюсь, сложные, так как объяснений куча, и все мне непонятны; больше книг с рецептами зелий или просто рассказами и историями (и тут есть художественная литература, да-да). Зелья, посчитала я, мне варить сейчас не нужно и невыгодно, но 'похимичить' всё равно хотелось, а колдовать без палочки нельзя. Оставалась художественная литература... Естественно, я старалась, чтобы с книжкой меня никто не видел, и читала у себя в комнате, ведь в школе только начали читать по слогам.      Обычная ежедневная суета затягивала в свои объятья, да так, что я не заметила за играми, помощью по дому, прогулками, хождением по гостям, периодическими посещениями больницы Святого Мунго, даже 'развивающими занятиями', как пришло время Невиллу поступать в Хогвартс. За это время мы подросли, а тело мое даже стало выглядеть чуть менее жалко. Через день после того, как прислали сову со списком нужных предметов, Августа, Невилл и я отправились в Косой переулок. Да-да, я навязалась. Ну и что?      В Косом переулке было не так уж много народу, по словам Августы. По крайней мере, перед школой, в последние дни, его еще больше. Раньше я думала, что это мне бабушка экстраординарная попалась, но как только внимательнее посмотрела на других магов, а особенно на неудачные попытки некоторых одеться как маглы... По сравнению с ними Августа, оказывается, даже модница. Конечно, прошлого столетия, но не в том же суть.      Сначала мы зашли за ингредиентами для зелий. Я одарила сочувствующим взглядом брата, тихо, восторженно чуть ли не поскуливающего от счастья: бедненький, не знает еще, что его ждет. Купили котел, весы, зашли в книжный магазин - взяли нужные книги, перья, чернила, цветные карандаши... хм, что-то не туда меня занесло... Подумала, что заберу учебники брата до первого сентября. А что? У меня информационный голод! У меня появилась идея! Мне нужна записная книжка, куда я могла бы записывать интересные заклинания или зелья. Ну и всё такое же полезное. Ведь постоянно с собой библиотеку не потаскаешь, а вот толстую тетрадку - вполне. Попросила у бабушки купить такую.      - Зачем тебе большая тетрадка, милая?      - Рисовать я там буду, - сделала честные глаза я. - Я хочу сама ее купить. Можно, ба? - мы уже подошли к магазину с вывеской 'Мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни'.      - Купим Невиллу форму и пойдем обратно во 'Флориш и Блоттс', там спросим у продавца. Думаю, он что-нибудь найдет.      - А давайте, пока вы будете подбирать мантии, я схожу и куплю тетрадку? - Августа собралась что-то возразить. - Ведь я уже взрослая! - быстро добавила я.      Бабушка задумалась.      - Ладно, только не потеряйся. Если заблудишься...      - Спрошу у прохожих. Знаю-знаю.      - Вот, держи, - она отсчитала мне монеты. - Четыре сикля. Этого должно хватить.      Вернувшись в книжный магазин и отстояв очередь, я спросила продавца:      - Здравствуйте, сэр. Мне нужна большая тетрадка... или пустая книга.      - Здравствуйте, молодая леди, - улыбнулся продавец. - Могу я поинтересоваться, для чего нужна тетрадка или пустая книга?      - Для записей, сэр.      - Хотя волшебники предпочитают свитки, некоторым нужны книги или магловские тетрадки. Так что я, думаю, найду то, что нужно, - подмигнул он.      Он ушел в подсобную комнату и вернулся с большой коробкой.      - Смотрите, мисс.      В коробке оказалось множество разнообразных тетрадок: тонкие, толстые, да еще и разных расцветок. Я выбрала потолще, темно-синего цвета, почти черную книгу. Ха, буду чернокнижницей! Осталось ручного демона завести, ага.      - Сколько с меня, сэр?      - Три сикля и десять кнатов, мисс.      Я запихнула книжку в сумку за плечами и отправилась к магазину одежды. Кстати, в Гринготтсе у меня нет такого наследства, как у Поттера, а жаль. Придется всё самой копить, эх. Вот так закончилась прогулка: палочку Невиллу не покупали - решили взять старую палочку отца. Ничего при этом не взорвалось и не разбилось - значит, подошла. Сову тоже не покупали, так как дядя Элджи подарил брату свою жабу. Тот обрадовался. С чего бы?.. Жабу он ко мне близко не подпускал. Может, это из-за того, что я поинтересовалась, какие на вкус жабьи лапки? Во Франции их едят, и ничего.      Я еле успела пролистать книги до первого сентября. Невилл же тоже их читал, поэтому мне приходилось забирать их 'посмотреть картинки', да так, чтобы никто не заметил, что они у меня полдня... или всю ночь.      Прошло еще два года... С письмами Невилла будто пересмотрела два первых фильма заново с небольшими дополнениями (всего лишь как ему живется, учится, успехи, неудачи, переживания).      Эх, жаль только палочку мне нельзя сейчас купить. Правила, чтоб их! Бабушка со своей редко расстается. А когда я попробовала взять ее палочку, взорвался аквариум с рыбками. Бедные рыбки, я их в воде похоронила. Конечно же, чтобы они хотя бы после смерти добрались до почти родного края - до пруда во дворе. И совсем не для сокрытия преступления, да.      И вот настал тот самый день - поход за моей собственной волшебной палочкой начался!   Глава 5   - О, это то, что нужно! Как правило, сердечная жила дракона в результате дает палочки наибольшей силы, способные на самые яркие заклинания. Но будьте осторожны, эта палочка очень темпераментна. В то же время палочка из грецкого ореха будет верна своей хозяйке, если сочтет ее достойной.      Передо мной стоял Олливандер. Как не трудно догадаться, я, Невилл и бабушка собирались в Хогвартс в Косом переулке. Палочка матери не подошла, что для меня было совсем не странно.      - Сэр, вы говорите о палочках так, будто они живые, - сказала я, держа в руках палочку из темного дерева и чувствуя, как по телу через руку разливается тепло. Ощущение будто держишь в руках меч, причем редкой, удивительной работы.      - Да, я действительно так считаю. Более того, палочка выбирает волшебника, а не волшебник палочку. Что же, желаю успехов в освоении магического искусства.      Заплатив за палочку, мы вышли из магазина, не пробыв там и двадцати минут. Держать в руках волшебную палочку - это что-то невероятное. От палочки будто исходила какая-то сила, и первое время я была опьянена этим чувством. Сейчас я готова поверить, что она не так проста, как кажется, и что-то в этом дереве со странной сердцевиной всё-таки есть. Палочка будто хотела испробовать мою силу, совершить что-то, не сидеть на месте. И я совершала. Перепробовала заклинания из чар и трансфигурации (по большей части, простая мелочь для первокурсников). Не скажу, что всё получалось с первого раза, но довольно быстро (ага, попытки с пятнадцатой, и то в лучшем случае). Палочка будто придавала сил, подсказывала, как правильней (прости, интуиция, наверное, ты тоже участвовала). Я точно знала, что она МОЯ! Вообще, интереснейшее объяснение исполнения заклинаний. Почувствовать ток магии, сделать такое-то движение палочкой, сказать фразу, и опа! - должно всё получиться. Естественно, я заинтересовалась более глубоким объяснением. В отличие от большинства ребят из моего класса я неплохо разбиралась в алгебре и геометрии. Размышляя по этому же принципу, получается, что должны объяснять сначала формулы и основной принцип решения задачи. Пролистав учебники брата за второй и третий курсы, обнаружила, что к описанию заклинания прибавляется небольшая формула. Большинство элементов формул остались дремучим лесом, но стало понятно, по крайней мере, что учитываются взмахи палочкой: угол, скорость, амплитуда и, естественно, точность рисования фигуры в воздухе. Можно предположить, что второкурсники изучают что-то вроде таблицы умножения. Хотя, если первокурсники, не зная никаких формул, отлично выполняют заклинания, могут подумать так: 'Зачем эти формулы учить? И без них всё отлично получается!' Ладно, думаю, там всё и выяснится.      На платформу 9¾ мы пришли пораньше. Телепортировавшись через каминную сеть, я оказалась на платформе. Вокруг уже деловито сновали родители с детьми, тянущие за собой тележки с вещами.      - Берегите себя, - сказала на прощание бабушка. Мы с братом уложили свои вещи на одну тележку, и брат тут же потащил ее к поезду.      Оказывается, есть такие заклинания, которые увеличивают вместимость сумок. Зачем же Невилл тогда тащит эти здоровые чемоданы? Мы ведь не маглорожденные, можем купить и такие. Да, они дорогие. Но есть еще причина... Называется 'родительская забота'. Родители желают уложить в чемоданы как можно больше 'нужных' вещей для своих чад, а у расширяющих чар тоже есть предел. Моя сумка не такая уж и большая, да и вес у нее уменьшен - вещей в ней не так уж много. А сколько сил мне стоило уговорить бабушку выложить некоторые! Августа - женщина строгая и совершенно непробиваемая. Как она решила, так и будет. Попробовала бы я их ночью из сумки выложить - получила бы посылку в Хогвартс. Сова бы, конечно, надорвалась, но на то и существуют отделения совиной почты с казенными совами.      - Симус! Дин! - крикнул Невилл, махая своим друзьям.      Те подошли поздороваться. Невилл представил меня своим друзьям и соседям по комнате: Симусу Финнигану и Дину Томасу. Вместе мы пошли искать свободное купе.      - 'Молния' - это метла профессионального уровня, очень быстрая, очень чувствительная, снабжена авто-тормозом!      - Развивает скорость сто пятьдесят миль в час за десять секунд. На данный момент это лучшая гоночная метла!      Мне быстро надоели мальчишеские разговоры о квиддиче, и я взяла 'Историю магии', сев читать у окна.      - Что за книга?! Я даже не знаю, как открыть ее, чтобы она мне руку не откусила! - возмутился Финниган. За окном уже стемнело, и в поезде включили свет.      О да! То, что они заговорили о книге, просто удивительно! Я поняла, о какой они книге. Когда мы были во 'Флориш и Блоттс', обнаружилось, что Невилл потерял свой список книг. Августа, естественно, стала распекать его на весь магазин. Пока люди заинтересованно косились в нашу сторону, я, привыкшая к подобному, разглядывала большую клетку со странными книгами. Они мало того что шевелились (хотя я раньше видела двигающиеся книги), они дрались друг с другом, парочка даже пыталась разорвать на части третью! Потом, когда список нашелся, оказалось, что это 'Чудовищная книга о чудищах', которая будет нужна Невиллу на уходе за магическими существами. Брат так и не смог ее открыть без телесных повреждений со своей стороны и порчи имущества. Он довольно быстро сдался. И тогда за нее взялась я! Бу-га-га! Экспериментальным путем выяснилось, что книга поддается дрессировке, а тяжелые предметы и футбол книгой о стену творят чудеса. Короче, брат ее таки прочитал.      - А я ее прочитал, - улыбнулся довольный Невилл. Пусть набивает себе цену - ему полезно.      - Как?! - одновременно воскликнули его друзья.      - Ну... это... - сразу начал смущаться тот. - По правде говоря, это Айрли ее... это...      - Выдрессировала? - подсказала я.      - Да, - улыбнулся тот.      - Как у тебя получилось? - повернулся ко мне Дин Томас.      В ответ я лишь пожала плечами.      - Хотите, я вам ее покажу? - брат вопросительно посмотрел на меня. Я слегка кивнула головой. Парни загорелись энтузиазмом.      Невилл осторожно достал из чемодана перевязанную веревкой книгу. Она брыкалась. Все отодвинулись от греха подальше. Брат распустил веревку - книга сразу перевернулась набок и повертелась из стороны в сторону, издав звук, похожий на рычание.      - Тузик, нельзя! - громко скомандовала ей я.      Книга сразу упала. Из глубины ее страниц высунулась закладка. Парни издали дружный потрясенный вздох.      - Жаль, меня она так не слушается, - вздохнул брат.      - Ты ей уверенней говори, она и послушается. У тебя и так хорошо получается. Она ж тебя не кусает уже?      Поезд, дернувшись напоследок, резко остановился. Погасли светильники.      - Странно. Мы еще вроде не приехали, - сказал Дин Томас.      - Может, поезд сломался? Когда мы приезжали в Хогсмид, свет сразу не выключали, - сказал Симус Финниган в кромешной темноте.      - Я пойду загляну в соседние вагоны - может, там что-то знают, - сказал брат.      - Я с тобой, - я на ощупь поспешила за ним. Постепенно тьма рассеивалась: глаза начали привыкать, но всё равно было как-то слишком темно.      Мы взялись за руки. В коридоре было тихо, только где-то в другом конце вагона слышались шорох и возмущения: кто-то тоже вышел поинтересоваться, что произошло. Осторожно подойдя к соседнему купе, Невилл открыл дверь.      - Простите! Вы не знаете, что случилось? - вопросил брат в темноту.      - Привет, Невилл!      - Гарри? Это ты? Что случилось?!      - Понятия не имею! Иди к нам, садись.      Брата потянули вперед и в сторону, я за ним. Кажется, я наступила на чью-то ногу.      - Ой! - воскликнул девичий голос.      - Простите, - сказала вежливо я.      - Я не один, со мной сестра. Айрли, садись рядом, - раздалось сердитое шипение: кажется, я чуть на кого-то не села.      - Пойду схожу к машинисту, узнаю, что произошло, - послышался тот же девичий голос.      Дверь скользнула, затем звук столкновения, и два голоса вскрикнули:      - Кто это?      - А это кто?      - Джинни?      - Гермиона? - вай! Куда я попала! Хи-хи. Даже раньше, чем ожидала.      - Что ты делаешь?      - Ищу Рона.      - Иди, садись.      - Не сюда! - предупредил голос слева. - Здесь я.      - Ой! - крикнул Невилл.      - Тихо! - вдруг раздался хрипловатый голос. Я услышала шорох в углу. Все замолчали.      Слабый треск - и в купе забрезжил свет. В ладонях взрослого мужчины подрагивал огонь, освещая усталое серое лицо. Я тоже так хочу! Даже без палочки!      - Оставайтесь на месте, - он медленно встал, держа перед собой пригоршню огня, и пошел к двери, но та, опередив его, медленно открылась.      Дрожащее пламя осветило упиравшуюся в потолок фигуру, закутанную в плащ. Лицо пришельца было полностью скрыто капюшоном. То, что было под капюшоном, протяжно, с хрипом не то взвыло, не то вздохнуло, словно хотело засосать не только воздух, но и вообще всё вокруг. Обдало холодом, будто в холодильник с пятидесятиградусной жары зашла. Мороз постепенно проникал всё глубже и глубже. В сознании всплыла картинка покореженного автобуса... Потом лица мистера и миссис Лонгботтом... Парень слева упал с сиденья и забился, словно в судороге.      - Никто из нас не прячет Сириуса Блэка под мантией. Уходи, - сказал мужчина с огнем в руках. Он тихо произнес: 'Экспекто Патронум', - и из палочки посыпались серебряные искры. Существо исчезло в коридоре.      Через пару долгих минут включился свет, и поезд зашумел, набирая скорость.      - Что это было?! - взвизгнул рыжий парень напротив.      - О боже, Гарри! - девчонка кинулась к черноволосому парню, лежащему без сознания на полу. Она стала шлепать его по лицу, приводя в чувство. Наконец ей это удалось. Они с рыжим уложили его на сиденье.      Что-то громко треснуло, и все вздрогнули. Мужчина разломал на части большую плитку шоколада.      - Держи, - протянул он Поттеру кусок. - Съешь, и станет полегче.      - Вы не знаете, кто это был?      - Дементор, - мужчина раздавал шоколад всем остальным. - Один из дементоров Азкабана.      Все смотрели на него, не веря ушам. Он скомкал пустую обертку и сунул в карман.      - Ешь, - повторил он. - Увидишь, станет легче. Простите, я ненадолго уйду: мне надо кое-что сказать машинисту.      Он вышел в коридор.      - Гарри, ты и вправду в порядке? - Гермиона тревожно смотрела на друга.      Они стали объяснять Гарри Поттеру (черные волосы, очки и шрам указывали на то, что это он), что было после того, как он потерял сознание. Он вопросительно посмотрел на меня.      - Привет, - тихо сказала я. А что еще можно сказать в такой ситуации?      Брат очнулся и представил меня Гарри Поттеру, Гермионе Грейнджер, Рону и Джинни Уизли.      - Мы знакомы, - кивнула Джинни.      Вернулся профессор и сообщил, что через десять минут приедем.   Глава 6   Где-то я читала, что шоколад вызывает чувство радости. Немного он и правда помог. В купе, кстати, ввалились потрепанные Финниган с Томасом. Выяснилось, почему потрепанные, когда Финниган показал ногу с ухватившейся за нее 'Чудовищной книгой'. Пришлось ее отцеплять, связывать и укладывать в чемодан брата.      Все уже переоделись в школьные мантии. Интересная штука: мантии можно носить просто как платье или халат, а можно и на обычную одежду. Чистокровные предпочитают первый вариант, маглорожденные, соответственно, второй. Мне вот уютнее на кофту с джинсами. Багаж все оставили в поезде, и правильно: в коридоре было не протолкнуться. Я пошла за прокладывающими себе дорогу мальчишками. Когда мы наконец выбрались из поезда, моему взору открылась темная маленькая платформа. 'Хогсмид. Не могли, что ли, фонарь повесить. Это же деревня волшебников, а значит, скрываться не от кого'.      - Первокурсники, сюда! - прогремел голос.      Над головами учеников возвышался здоровенный человек. 'Хагрид', - поняла я.      - Здорова, неразлучная троица! - Хагрид поздоровался с шедшими впереди Гарри, Роном и Гермионой.      - Айрли, тебе нужно к Хагриду: он отводит первокурсников, - повернулся ко мне Поттер.      - Да, а все остальные, и мы тоже, поедут в каретах, - сказала Гермиона.      - Хорошо, - я помахала рукой и поспешила сквозь толпу. - Увидимся.      Когда я наконец протиснулась к Хагриду, вокруг уже стояли мои одногодки. Толпа слегка поредела.      - Так, все собрались? Первокурсники, за мной! И смотрите под ноги!      Мне интересно, а если б он кого оставил? Надеюсь, он умеет считать и не пренебрег сейчас этим умением. Оскальзываясь, первокурсники с Хагридом во главе пробирались сквозь тьму по тропе. Хагрид привел нас к берегу озера, где уже ждали лодки. Рассевшись по четыре человека в одну лодку, мы отправились к замку. Хогвартс издали выглядел красиво. Все вокруг охнули в восхищении. Когда мы оказались посередине озера, я почувствовала будто дуновение ветра - легкая щекотка, прошедшая по телу. Но поверхность озера была ровной, ни малейшей ряби.      Нас привели к подземной пристани. Хагрид опять пошел вперед, освещая путь лампой, и привел нас к замку. Встречал детей маленький человек с шапкой седых волос, представившийся профессором Флитвиком. Он забрал нас и отвел сначала в небольшую комнату, дав возможность всем вдоволь понервничать, а потом завел в Большой зал. Я сейчас же задрала голову вверх, как, впрочем, и все. Потолок, правда, отражал ночное небо, сейчас закрытое тяжелыми дождевыми тучами. Профессор Флитвик вынес табуретку с лежащей на ней шляпой. Она пропела свою песню, которую я пропустила мимо ушей. Вот сейчас и решится, на какой факультет я попаду.      Флитвик вытащил свиток и стал зачитывать имена. Названные выходили из строя, садились на табурет, надевали шляпу и после того, как она выкрикивала название факультета, садились за один из столов. Я особо не вслушивалась, погрузившись в себя. Было бы совсем хорошо попасть в Гриффиндор. После просмотра фильмов у меня сложилось хорошее впечатление о нем. В Когтевран или Пуффендуй тоже неплохо. Соображаю я вроде хорошо, тяга к знаниям умеренная. Не слишком упорная и трудолюбивая, но если чего-то захочу, трудиться буду. В Слизерине Малфой... Хотя, как говорится, в семье не без урода, да и то всего лишь фильм. Кто знает, как оно там на самом деле? А в Гриффиндоре брат. Надо бы за ним приглядывать. Повернулась к столу Гриффиндора, нашла глазами Невилла. Он ободряюще подмигнул. Да, он тоже вовсю расхваливал свой факультет.      - Лэйн, Этан.      Мальчик вышел из толпы, сел на табурет...      - Гриффиндор! - крикнула Шляпа.      - Лонгботтом, Айрли.      Пришел мой черед надевать шляпу. Как только я ее надела, в моей голове раздался голос:      'Хм... Опять задачка... Лонгботтом? Тоже в Пуффендуй проситься будешь?'      Некстати вспомнился Йода: 'Идиота в тебе ощущаю я'. Шу-шу такие мысли!      'Если можно, мне бы лучше в Гриффиндор', - осторожно попросила я.      'Хорошо, хорошо, - сказала Шляпа, будто соглашаясь сама с собой. - Может, подумаешь? В Когтевране тебе будут рады. А в Слизерине сможешь найти то, что ищешь'.      'Спасибо, но лучше в Гриффиндор'.      'Тебе больше подойдет Когтевран. Почему ты хочешь в Гриффиндор?'      'Там мой брат, за ним нужен глаз да глаз... Да и веселей там обещает быть'.      - Гриффиндор! - прокричала Шляпа.      Сняв ее, я поспешила к столу факультета, герб которого украшал лев. Села рядом с братом. Напротив сидел Рон Уизли, Поттера и Грейнджер не было.      - Поздравляю! Ты молодец! - сказал радостный Невилл.      - Спасибо, - сдержанно улыбнулась я в ответ. Вообще-то, мне было по большому счету всё равно, на каком я факультете, главное, что я в Хогвартсе вообще.      Под конец распределения пришли Гарри и Гермиона. Только они уселись на свои места, встал директор с речью, не сказав ничего нового для меня.      А кормят тут хорошо! Отличный выбор блюд. Золотая посуда? Лучше б серебряную взяли - обеззараживающую. Ах да, золото - это цвет Гриффиндора, а серебро - Слизерина. А директор у нас откуда?      Зал наполнился смехом, разговорами, звоном ножей и вилок. Меня поздравили новоприбывшие. Кажется, Невилл говорил, что стал хорошим другом Гарри Поттеру. Когда на втором курсе все отвернулись от Поттера, потому что он змееуст, Невилл сказал что-то вроде такого: 'Неважно, какие у тебя способности, ты всё равно гриффиндорец'. Но несмотря на мое присутствие в жизни Невилла, от неуклюжего и неуверенного фильмового варианта он отличался только внешностью. Я не психолог, да и с восьми лет начинать воздействовать поздновато, мне кажется. В общем и целом, похоже, у меня ничего не вышло.      Я задумалась над словами Шляпы (плохо на меня влияет магия... уже к шляпам прислушиваюсь!). Чего я такого хочу, что есть в Слизерине? Чем славится Слизерин? Его студенты хитры, изворотливы и амбициозны. Власти? Может быть. Я б не отказалась от личной армии. Хи-хи. А без шуток, может быть, там нашла бы нужные связи? А, ладно, я уже в Гриффиндоре.      После пира староста, тоже Уизли, повел нас в факультетскую башню.      - Входите, входите, - сказал Перси Уизли, когда мы пришли к портрету Полной Дамы. - Новый пароль - 'Фортуна Майор'! Запомните его хорошенько, иначе не сможете попасть в свою гостиную!      Рыжий староста показал комнаты для девочек и для мальчиков. В комнате стояли четыре кровати с темно-красными бархатными шторами. Там уже ждали меня мои вещи. Перед тем, как лечь спать, я познакомилась с моими соседками на следующие семь лет: Эллис Блонд, Мэри Чекер и Хелен Райли.      С хорошими соседями жить можно где угодно. Поэтому я постаралась с ними поладить. Эллис Блонд - хорошенькая девочка с белыми кудрями волос, чистокровная. Мэри Чекер, маглорожденная, имела каштановые прямые волосы, которые упорно пыталась завить всевозможными средствами; лицо, усыпанное веснушками, и нос картошкой, а самое худшее - она обожала розовый цвет! Эти двое нашли друг друга. Обе болтушки, любящие говорить о всякой ерунде, подписаны на всевозможные 'взрослые' женские журналы, типа 'Ведьмополитена'. С ними мне, любящей тишину и покой, было тяжело, но терпимо. Зато я нашла если не родственную душу, то нормального человека. Хелен Райли, полукровка, она не тащилась от модной одежды, а одевалась так, как ей нравилось. Любила поболтать, особенно о квиддиче. Не приставучая, но любящая посидеть в компании.      Хогвартс - необычный замок, но и к двигающимся лестницам, самостоятельным дверям или привидениям можно привыкнуть. В нем меня больше всего заинтересовала библиотека. Пусть меня соседки уже через неделю обозвали книжным червем, но оторваться от библиотеки не представлялось возможным! Столько всего интересного, начиная от полезных бытовых чар и заканчивая анимагией! О да, я запомнила фокус профессора МакГонагалл! Жаль, начать изучать этот раздел я смогу нескоро. Когда я читала 'Историю Хогвартса' (в ней кое-где попались намеки на потайные ходы, которые я собиралась проверить) в читальном зале, неподалеку села Гермиона, обложенная стопками книг. Кажется, у нее должна быть какая-то хреновина, которая поворачивает время вспять и позволяет быть одновременно в двух местах. Мне хотелось вписаться в компанию к Золотому Трио, ведь три года учебы у них не обошлись без приключений, и, думаю, тенденция будет продолжаться. Но я не знала, как это сделать. Неплохой вариант: спросить то, что мне непонятно, у Грейнджер. Она ведь считается самой умной (вообще-то, она первая по успеваемости), поэтому не будет ничего странного. Но, во-первых, у нее и так времени нет: она слишком загружена, поэтому с моей стороны будет невежливо соваться к ней еще и со своими проблемами; во-вторых, сейчас мне всё понятно. Как раз второе не проблема: повод можно и выдумать. Я пошла на компромисс сама с собой. Спросить что-нибудь простенькое. Заклятье Колорум - изменение цвета какого-либо предмета - задание по трансфигурации. Как ни странно, Грейнджер согласилась помочь, разжевав даже больше, чем требовалось, хотя и выглядела очень уставшей и занятой, тем самым показав дорогу моей совести. Себе я пообещала ее и дальше спрашивать, но редко и только если действительно будет нужно. По крайней мере, в этом году...      Хогвартс - это, прежде всего, школа. А школу я отлично помню... Дурдом еще тот! В школах не любят много знающих заучек, поэтому на уроках я редко блистала знаниями, отыгрываясь на практике, так как у меня получалось всё значительно быстрее. В общем, строила из себя середнячка: толпа не любит, когда кто-то выделяется...      - Мисс Лонгботтом!      - Да, сэр? - вылезла я из своих раздумий.      - Ответьте на вопрос! - прошипел Снейп.      - Простите, профессор, не могли бы вы повторить вопрос?      - Похоже, вы, мисс Лонгботтом, так обрадовались своему менее отвратительно сваренному зелью, что подумали, что теперь можете витать в облаках на моих уроках?! - язвительно заметил Снейп. - Десять баллов с Гриффиндора! Чекер!      Да, было не очень умно отвлекаться на зельеварении. Снейп с первого урока попытался испробовать на мне ту же тактику, что и на брате. Я включила пофигизм на полную катушку. Но всё же его нависание надо мной действовало на нервы. Делаем морду кирпичом, думаем о чем-то успокаивающем, напеваем песенку, не оборачиваемся. Всё нормально, профессор! Вы у меня в вежливом игноре! 'Менее отвратительно'! Пффф! Профессор, на мне ваш приемчик не сработает так, как на одиннадцатилетках! Зелье получилось не идеально, но очень даже хорошо! Даже цвет и запах совпали! Хотя пить я его всё равно не рискну, но не столько из-за неуверенности в своих силах, сколько из-за брезгливости. Лучше бы я не знала, из чего делаются зелья, честно.      Еще давно я слегка полистала правила поведения для магов. Хоть моя семья и не принадлежит к числу влиятельных старых магических родов магического мира, это не станет препятствием для меня. Что-то вроде цветов мантий, подходящих случаю, меня не интересовало. Но интересовало, как преподать себя в лучшем свете, когда нужно. Я надеялась, что даже сейчас мое поведение поднимет меня в глазах магов, которые всё впитали вместе с молоком матерей... Со слизеринцами отношения натянутые...      Со второго дня моего пребывания в Хогвартсе каждое утро за завтраком начиналось одинаково... Прихожу я на завтрак с Хелен, - прямая спина, гордо поднятый подбородок, весь вид полон собственного достоинства (я так думаю) - сажусь на скамью, и, прежде чем я успеваю схватиться за столовые приборы, сзади на меня кто-то набрасывается с криком 'Няшка моя! Доброе утро!' и принимается душить. В первые дни я была слегка в шоке. Потом привыкла. Этим 'кем-то' была Трэйси Майлз - девчонка со второго курса, энергичная и подвижная. Бабушка была близко знакома с ее родственниками и водила нас в гости. Девочка заметно крупнее своих сверстниц, из-за этого она сильно переживает. Я же выделяюсь среди одногодок малыми габаритами... Было у меня однажды благодушное настроение... Дернул меня кто-то за ногу познакомить ее с культурой анимешников. Аниме тут не было распространено, поэтому это была новинка и сказка на ночь. В следующий раз нам пришлось идти через магловский город, поэтому мы оделись по-магловски. Наверное, это моя плата за неосмотрительность... На мне был черный махровый костюм. Пушистый... Тут-то Трэйси и нашла применение нового слова!      С ней было довольно весело. И жила она в одной комнате с Джинни Уизли. Вообще классы тут небольшие - все довольно быстро знакомятся.      На необычное приветствие все сначала обращали внимание, но вскоре привыкли и к нему. У всех свои странности, а в Хогвартсе их умножают на пять, и поэтому к Трэйси привыкли. Профессора же предпочитали ничего не замечать, словно это само собой разумеющееся. Видно, все они были ознакомлены с историей моего 'тела', так как иногда во взглядах проскальзывало что-то похожее на жалость. Мне она не была нужна.      Флитвик - радостный и добродушный старичок, он стал моим любимым учителем. Всё разжует буквально так, что каждый поймет, но при этом умеет работать с детьми и не занудствует. Вежливый, доброжелательный, веселый, с незамысловатым необидным чувством юмора, просто забавный низкорослый старичок, на перемене толково объясняющий материал старшекурсникам, когда те приходят за помощью. Всё хорошо, а к обращению со мной как с ребенком я уже как-то привыкла. Стебль - добрая женщина, декан Пуффендуя - и этим всё сказано. Она оказалась настолько жалостлива, что назначила мне своего самого рослого пуффендуйца, Уолтера Эткинса, в помощь на совместных уроках, чтобы на меня приходилось меньше тяжелого труда. Хоть какой-то плюс: копаться в земле, в отличие от брата, мне не нравилось. Мантия потом грязная, а очищающее заклинание в учебнике второго курса. Мне до него еще разбираться и разбираться в теории магии. Люпин ничем не выделял из толпы, не кидал странных взглядов, чем заслужил мою симпатию. Уроки он тоже делал интересными, печеньку ему за это. МакГонагалл постоянно задавала легкие вопросы и занижала требования. Остальным грифам она тоже изредка делала поблажки, поэтому это было не так заметно. Что я заметила не сразу, а где-то спустя полгода, так это то, что она абсолютно одинаково оценивала работы. То есть, если гриффиндорец сделал трансфигурацию неполной или где-то есть изъян, трансфигурация считается удачной, и ученик получает десять баллов (если уж совсем ни под каким углом не выглядит удачно, то пройдет мимо); если слизеринец выполнил работу идеально, да еще и усложнил задачу - сделал, например, пуговицу рифленой и перекрасил ее - ему тоже десять баллов. Могло быть и наоборот с факультетами, просто чаще всего расклад получался именно таким. В Снейпе всё-таки есть что-то хорошее: он остался таким же... кхм.   Глава 7   Про 'Чудовищную книгу' мне напомнил радостный Невилл. На уроке, когда все пытались открыть свои книги, он спокойненько, как и надо, развязал ее и открыл. Эх, жаль, я не видела лиц его однокурсников. Невилл (!) единственный, кто открыл эту книгу без искусанных пальцев и порванной одежды!      Наконец начались уроки по полетам на метлах, вызывавшие у меня слепой восторг и предвкушение. Ни разу еще я не управляла метлой. Мадам Трюк заставила нас встать рядом с метлами и отдала команду приступать. Хорошо! Последуем совету Хелен: представим, что это лошадь. Эм... Не, лучше велосипед! Выглядит ненадежно, но если на нем научиться ездить - все нормально. Однако велосипеды по приказу в руки не бросаются... Так-так.      Я протянула руку над метлой и уверенно сказала: 'Вверх!' А про себя добавила: 'Если ты сейчас не послушаешься, я тебя сожгу, жалкий веник!' - и 'Чистомет' тут же кинулся мне в руку. У кого-то из-за неуверенности в голосе, думаю, средства передвижения так и остались лежать или стали кататься по земле. В основном это оказались наши гриффиндорцы. Похоже, слизеринцы более самоуверенные... Хм... А удобно! Как может быть удобно на узком древке? Ан нет, магия! Как на подушке!      Я почувствовала взгляд. Опять задумалась на зельеварении, а пора бы уже бросать щепотку молотого рога единорога в котел. Ага, Снейп. Опять сверлит меня своими черными глазами. Стоит напротив. Не обращаем внимания, спокойно. Ему не удастся заставить меня занервничать и сделать ошибку. 'А нам все равно, а нам все равно (добавить две ягоды омелы). Пусть боимся мы волка и сову. Дело есть у нас. В самый жуткий час (мешать по часовой стрелке) мы волшебную косим трын-траву...'      Колючий взгляд все так же был направлен на меня. Я почувствовала применение магии. На мгновение холодок прошелся по затылку. 'Добавить горсть молотого безоара'. И тут же все прекратилось. Какой безоар? Раньше, когда Августа применяла какое-то заклинание, я это чувствовала. Сначала неясно, нечетко, но с течением времени я даже могла сказать, с какой стороны стоит от меня колдующий. В школе так часто применялась магия, что у моего организма притупились ощущения.      Это точно Снейп колдовал. Но что? Палочки в руках нет. Черт! Огонь тушить пора. Зелье вскипело! Но не мог же это сделать кто-то из учеников! Допустим, можно колдовать без палочки. Какое заклинание? Внушение? Ничего подобного я в библиотеке не видела. А если кинуть? Все равно Снейп точно теперь работу завалит. Кидаю и сразу на всякий пожарный отхожу подальше. Мои размышления заняли всего несколько секунд... Котел стал, словно вулкан, извергать желто-зеленую жидкость. Вот один ком упал передо мной, второй - отлетел к соседнему столу. Попал на плечо Джайлзу Дэниелсу, однокурснику, а тот как закричит! Оно ж горячее!      - Лонгботтом! - взревел Снейп. - Может, вы удосужитесь все-таки иногда заглядывать в рецепт на доске?      Он сделал незамысловатое движение палочкой, и котел успокоился.      - Минус двадцать баллов с Гриффиндора и незачет по зелью. А теперь отведите Дэниелса в Больничное крыло, пока я не снял еще десяток баллов! - раздраженно продолжил декан Слизерина.      Джайлз поспешил к выходу; по его лицу уже катились слезы, зубы стиснуты. Я с видом 'да пофиг мне на баллы' взяла его и свои вещи и пошла за однокурсником. В коридоре, схватив Джайлза за руку, уже побежала к мадам Помфри. Все-таки это моя вина! Когда мы добежали, он уже хныкал. Сдала его в надежные руки и пожелала скорее выздоравливать. Дэниелс - полукровка. Его мать-ведьма влюбилась в магла. Мальчишка старательный, нешумный. Мне в какой-то степени даже симпатичен.      Зато теперь я знаю, чего хотел Снейп. Мысль была точно не моя. Но зачем? Почему? Злость, раздражение, желание сделать подлянку? Как-то мелковато для профессора. Ради мести брату? На Защите Невилл превратил боггарта-Снейпа в боггарта-Снейпа-в-бабушкиной-любимой-одежде. А я тут причем? Хотя, кажется, кое-что припоминаю...      Как-то раз на уроке Снейп расхваливал, как его студент разделывает флоббер-червей. Слизеринец стоял весь довольный, так как все смотрели на него. Ну, хоть что-то у него хорошо получается. А чего это все на меня смотрят? Я что, это вслух сказала?      Из-за этого случая на занятии? Так он потом десять баллов снял, вроде попустить должно. Странно вообще, что на зельеварении нам не рассказывали про технику безопасности и не выдавали спецодежду - все работают в мантиях. Или подразумевается 'учитесь на собственном опыте'?      Проанализируем ситуацию сначала: урок зельеварения, вроде бы варево у меня получается нормально, я сосредоточена на варке, Снейп пристально за мной наблюдает (может быть, вспоминает брата). Говорят, Снейп в последнее время чернее тучи из-за Люпина и боггарта. Согласно фильму, Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин и Питер Петтигрю - друзья. Снейп с ними враждовал. Но вернемся к уроку. Я отреагировала как обычно: 'меня не волнует злой Снейп, я тут вообще пришла песенки попеть'. А что, если?!.. Если Снейп может что-либо внушить, почему он не может мысли читать? Это что же получается, он может все секреты и тайны учеников узнать?! Вот гад! Нужно срочно узнать, возможно ли прочтение мыслей. Увы, в библиотеку удастся попасть только после чар.      На чарах мы изучали Инфламаре - заклятие поджигания, вызывает голубое пламя в месте или на предмете, указанном палочкой. Флитвик выдал нам железные чаши с опилками внутри. Я справилась с заклинанием одна из первых. Сев на место, я стала тренировать на чернильнице Левиускулус - чары, делающие предмет практически невесомым, облегчающие ношу. Заклинание изучается на втором курсе и очень полезно, особенно если у тебя слишком тяжелая сумка. Чем больше предмет, тем больше маны надо вкладывать - закон магии и трансфигурации, поэтому начинают всегда с маленьких предметов простой формы. Кстати, почему маги до сих пор пользуются перьями и чернилами? Не только из-за дани традициям.      Изготавливаются самопишущие перья. Я так поняла, что на самопишущую ручку уходит больше сил. А перо может еще и проверять ошибки, перья красивей. А то, что делают чернильные кляксы... так есть и такие, которые не делают! Долой уставшую руку и мозоли на пальцах! Закрываемся книгой на всякий пожарный и отдыхаем, пока перо записывает.      Флитвик - хороший преподаватель: объяснит все для тех, кто в танке, и даст полезную дополнительную литературу для развития. К концу урока моя железная чернильница стала легкой. Я уже значительно стала опережать школьную программу. То ли мой настоящий возраст сказывается, то ли программа такая легкая. Вообще-то, по моему мнению, пол-учебника тут можно спокойно выбросить из-за пространных размышлений и экскурсов в историю по применению заклинания, но это на мой взгляд, который совсем не такой, как у одиннадцатилетнего ребенка.      В библиотеке придется полазить по книжным полкам: мадам Пинс спрашивать не хотелось. Вообще, лучше, чтобы Снейп ни о чем не догадывался. Буду вести себя как обычно, пока не соберу достаточно информации. Ну и где искать нужное? Попробовала разделы заклинаний и артефактов (сравнительно небольшой). Узнала, что возможно колдовство без палочки и выполнение чар без произнесения словесной формулы (так называемые невербальные заклинания). Для невербальных заклинаний нужны концентрация и контроль. Теперь в мою ежедневную программу тренировок войдет исполнение чар молча. Без палочки заклинание может выполнить только очень могущественный колдун. Когда я начала листать книги про артефакты (Хелен как раз закончила эссе по трансфигурации и пошла в гостиную), нашла описание хроноворота - штуковины, которую сейчас использует Гермиона для 'отматывания' времени. Оказывается, если его часто использовать, он может непредсказуемо повлиять на магические структуры. Сама артефакторика меня заинтересовала.      Нашла только заклинание для стирания и изменения памяти - Обливиэйт. Но никаких способов чтения мыслей не было. Мадам Пинс выгнала меня перед закрытием.      Где искать информацию? Этот вопрос не давал мне покоя и следующим утром. Как раз только я намазывала варенье на хлеб, а Эллис рассказывала Мэри, почему одна мантия лучше другой. Прилетела почта. Августа прислала нам с Невиллом письмо. Написала, что дома все хорошо, и подтвердила, что отправила разрешение брата на посещение Хогсмида сразу МакГонагалл, решив, что так надежнее. А почему бы ее не спросить? Попросив брата принести мне что-нибудь из Хогсмида, я поспешила в общежитие Гриффиндора. Успею еще до первого урока отправить письмо.      Так... как написать так, чтобы не вызвать ненужных вопросов? В процессе написания пришлось несколько раз применять заклинание стирания чернил.      'Дорогая бабушка.      Начинает холодать. Не волнуйся, теплая одежда у меня целая и невредимая. Вчера на чарах мы изучали заклинание Инфламаре. У меня неплохо получился синий огонек. Профессор Флитвик меня даже похвалил. А профессор Люпин - наш новый учитель по Защите - очень неплох. Его уроки интересны, и у него много практических занятий. Он уделяет много внимания борьбе с темными созданиями. Не знаю, может, Невилл не похвалился, поэтому рассказываю я: на уроке третьекурсники изучали защиту от боггарта, и Невилл великолепно справился, да так, что весь класс смеялся над его боггартом!      Бабушка, я вот на днях задумалась: а можно ли прочитать чужие мысли? Повлиять на них? Есть ли такие заклинания? И если есть, как от них защищаются? Ничего такого. Мне просто очень интересен этот вопрос. Может, есть на эту тему какая-то литература?      Айрли'.      Думаю, сойдет. Добежав до совятни и взяв школьную сову, на вид самую сильную, я привязала к ее лапке письмо и пошла на защиту от темных искусств.   Глава 8   Черные тучи заволокли небо, погружая все вокруг в темные сумерки. Ветер рвал и метал, заставляя учеников кутаться в мантии. Шел просто дикий ливень. Не удивлюсь, если сейчас еще и град пойдет. Для полного счастья тут только его и не хватает.      Именно на такой день пришелся матч по квиддичу между Гриффиндором и Слизерином. Слизеринцы подумали-подумали, плюнули и сказали: 'Пусть пуффендуйцы вместо нас играют. А мы себе какую-нибудь отмазку придумаем'. И я с ними полностью согласна. Зачем устраивать игру в такую отвратительную погоду? И игрокам тяжело (а может, кого-то ветром унесет - и ищите его потом где-нибудь в Запретном лесу), и болельщикам ни черта не видно! Сидя на трибунах и расхваливая мысленно свою предусмотрительность, я пыталась наблюдать за игрой. Чары для ограждения от внешнего физического воздействия воды, воздуха, любых других веществ и предметов - Импервиус - изучаются на третьем курсе. Согревающие чары - Фоверус - были найдены в библиотеке. Погода начала портиться дня три назад, так что у меня было немного времени вплотную заняться чарами. Пришлось попотеть, изучая их. Помогло то, что я стала чувствовать ток своей магии и запас маны, а также стала немного понимать формулы заклинаний. Эти же чары наложены и на стоящую рядом Хелен. Она потребовала от меня обещание обучить ее им. Недостаток у них всего один: их нужно периодически обновлять; при такой погоде, например, каждые пятнадцать минут. Поэтому я бормочу заклинание и тыкаю палочкой в себя и подругу. Из-за ветра слов заклинания никто не слышит, и все так увлечены всматриванием в поле и борьбой с ветром за владение зонтиком, что каких-то движений не замечают. Жаль, у меня нет зачарованного зонтика с уже наложенными чарами, а то как-то язык заплетаться начал от многократного повторения.      Импервиус может быть также очень полезен в том случае, если какой-то слизеринец вздумает пошутить. Я всё время забываю, что вокруг меня дети. Им интересней поиграть в плюй-камни, магические шахматы или погонять на метле, чем становиться сильнее, накапливать знания и развиваться. Думают, закончат школу, обязательно станут великими магами, независимо от прикладываемых усилий. Для чего еще нужна магия, кроме как для того, чтобы починить вещь, принести чашку чая со стоящего слишком далеко стола или подшутить над кем-то и т. п. А если враг захочет навредить? Экспеллиармусом не отделаешься. Ох уж эти розовые стекла... В который раз убеждаюсь, что правильно в фэнтези-книгах обучать магии начинают уже после подросткового возраста.      Вспышка молнии сверкнула над трибунами, на мгновение осветив черную фигуру... медведя? Нет-нет, скорее собака. Сначала попытался проникнуть в гостиную Гриффиндора, а теперь сидит тут чуть ли не с попкорном. Сириус Блэк определенно владеет тонким искусством конспирации. Вот черная тень метнулась вниз.      По трибунам пронеслись крики, полные ужаса. Что?! По полю парили фигуры в черных плащах. А я-то думаю, почему согревающие чары перестали действовать, я же их только что обновляла? Подняла взгляд вверх. Человеческая фигурка летела с бешеной скоростью вниз. Еще мгновение, и она разобьется! Нет, ее падение замедлилось, а из палочки вышедшего на поле человека появилось серебристое облако. 'Дамблдор', - поняла я. Хелен потащила меня за рукав в сторону выхода. Очнувшись, мы поспешили за толпой.      После матча, который выиграл Пуффендуй, друзья Поттера и все желающие пошли посочувствовать ему. Оказывается, еще и его метла сломалась. Я не стала упускать такой шанс и, взяв с собой Хелен, изображала там фанатку квиддича и шутила. Знаем мы, как там скучно в этих больницах.      В понедельник, когда Поттера выписали, Малфой изображал за обеденным столом то ли марионетку, то ли пантомиму. Оставалось только закатить глаза и пробурчать: 'Идиот...' Так как всем было понятно, кого он изображает и для кого.      Дожди продолжали исправно лить. За две недели до каникул небо прояснилось, исчезли тяжелые дождевые тучи. А следующим утром выпал первый снег. Совсем чуть-чуть, но он успел принести всем чувство праздника. На каникулы я решила покинуть Хогвартс и уже предвкушала обшаривание домашней библиотеки. Попробовала исполнить заклинание вызова Патронуса. Ну... Теперь есть замена Люмоса...      От бабушки пришло письмо с посылкой.      'Дорогая Айрли.      Очень рада твоим успехам. Молодец, ты старалась, я думаю. Одевайся теплее. Я прислала тебе зимние сапоги. На них наложены специальные чары. Надеюсь, обувь тебе понравится.      Ты права, Невилл мне ничего такого не писал. Очень жаль, что о его успехах я узнаю в последнюю очередь. Надеюсь, он будет радовать меня и дальше, чтобы я могла им гордиться.      Насколько я поняла, тебя заинтересовали легилименция и окклюменция. Это очень сложные разделы ментальной магии. Легилименция - способность мага проникать в сознание другого человека. Умелый легилимент может считывать даже воспоминания. Защитой от легилименции служит окклюменция. Неудивительно, что ты ничего не слышала о них. На их изучение тратят многие годы. Волшебнику, прежде всего, нужны сильная воля и концентрация. В школьную программу они не входят - вряд ли ты их найдешь в школьной библиотеке.      Веди себя хорошо и слушайся старших.      Августа Лонгботтом'.      Сапоги оказались темно-красного цвета. Думаю, Августа хотела подчеркнуть мою принадлежность к факультету Гриффиндор.      В школьной библиотеке, я согласна, такого не найти. А в Запретной секции? Я хотела побывать там. Дело в том, что меня мог спалить Филч со своей кошкой и не только.      Кстати, вспомнилось тут...      - Ну расскажи!      - Не хочу.      - Ну пожалуйста! Чего тебе стоит?      - Настроения нет.      Вечером я сидела в гостиной и писала эссе по зельеварению. Подошла Трэйси Майлз и стала упрашивать рассказать ей еще сказку под названием 'аниме'.      - Ну няш!      - Меня зовут Айрли. Для друзей просто Ли. Кстати, почему миссис Норрис, кошка Филча, от тебя до сих пор убегает? Ты же так 'любишь' кошек?      - Ну это долгая история...      Я вопросительно изогнула бровь.      - Ну... Я, конечно, обрадовалась, когда узнала на первом курсе, что в замке есть хоть одна кошка. А Филч оказался очень вредным стариком: он не дает мне даже погладить ее, не то что поиграться!      - Ага, представляю, как бы ты с ней 'поигралась'. Думаю, у кошки случился бы нервный срыв.      - Было такое... Да зачем мне эта старая драная кошка теперь, когда у Грейнджер появился Живоглот! - она хитро сощурила глаза. - И вообще, не увиливай от темы: расскажи что-нибудь!      - А может, я ничего больше не знаю?      - Знаешь, знаешь. Может быть, что-нибудь еще про Харуху Судзумию? Давай я тебе из Хогсмида что-нибудь принесу?      - Я не откажусь, - улыбнулась я.      - Давай, - быстро ухватилась за соломинку Майлз.      - Ладно, сегодня я расскажу вам историю, которая называется 'Девушка, покорившая время'...      Младшекурсницы, сидевшие в гостиной, подсели поближе и навострили уши.      Может быть, Трэйси сможет мне помочь? Хотя... как она может помочь проникнуть через закрытую на замок решетку? К тому же наверняка кто-то заметит пропажу книги. А на замке могут стоять сигнальные чары. Полезная штука. Моих умений пока недостаточно. Жаль, Локонса нет. Вот кто разрешение бы выдал! А почему мне нужна именно Запретная секция? Можно найти книгу в книжном магазине! Но для этого нужны деньги... Трэйси же чистокровная! У нее может быть подобная литература в домашней библиотеке. Чем древней род, тем больше должна быть библиотека, верно? А больше и не у кого спросить!   Глава 9   Как только я вернулась домой и сбежала от внимания родственников, отправилась перерывать домашнюю библиотеку. Теперь я знала, что мне надо искать. Нашла интересные заклинания и кучу информации, зачиталась... Вечером у меня уже голова пухла. Нет, в домашней библиотеке ничего такого нет. Пришло время для размышлений. Лежа в кровати, я анализировала ситуацию.      Трэйси обещала посмотреть у себя дома. Если она что-то найдет, то пришлет мне почтой или привезет в школу. Я специально выучила заклинание копирования и теперь, если я найду интересующую меня информацию, но взять с собой книгу не смогу, запросто всё себе скопирую. Если, конечно, на ней не будет специальных чар против копирования. И это пока в пределах школы.      Как всегда под Новый год бабушка с Невиллом пошли в больницу Святого Мунго проведать Алису и Фрэнка Лонгботтомов. Я за компанию, но в палату не заходила, предпочтя, как обычно, отсидеться в буфете.      Наступило Рождество - привычный обмен подарками и праздничное настроение. От Трэйси пришло письмо, которое я так долго ждала.      'Привет, Ли.      Спасибо тебе за кошачьи ушки. Они классные, ня! Надеюсь, тебе тоже понравился мой подарок.      Я нашла то, что ты искала. По крайней мере, я надеюсь на это. Пришлось спрашивать у родителей. Всё в порядке, я сказала, что просто интересно. Прислать ее тебе не смогу, но могу привезти в школу. Я надеюсь, что она будет тебе полезна. Взрослые сказали, что сейчас книга вряд ли понадобится, но, может, через некоторое время. Кстати, они не знают, что я собираюсь взять ее с собой.      Ты знала, что легилименция считается темно-магическим знанием? Я считаю, защита от людей, которые ею пользуются, очень нужна. Для обучения нужна практика. Я тут полистала, но для меня всё слишком сложно. Думаю, как окончу школу, возьмусь за нее.      Счастливого Рождества.      Трэйси'.      Да, я не знала, что подарить Трэйси, и вот.      Книга называлась 'Окклюменция. Теория и практика' и состояла из четырехсот тридцати пяти страниц. Прибыв обратно в школу и получив заветную книгу, я приступила к ее изучению. Осилив талмуд, систематизировала знания.      Окклюменция - область магического знания о защите сознания от посягательств извне (легилименция, чары подчинения). Мастер-окклюмент может даже обмануть Веритасерум - сыворотку правды - и сопротивляться заклятью Империус (заклятье подчинения). С помощью окклюменции можно 'общаться' с некоторыми разумными животными. Не поняла, правда, каким образом. Одна из наиболее редких и сложных наук, относится к разделу невербальной магии.      Окклюменция - сплав силы воли и магической концентрации, направленной на сокрытие информации и ее защиту.      Напрямую зависит от силы воли волшебника, умения концентрироваться, знания теории, а также от количества опыта, вырабатываемого на практике. Для выполнения заклинаний тоже нужна концентрация.      Уровень навыка подразделяется на три категории:      1. Создание блока в сознании, скрывающего за собой информацию. Наиболее примитивный и прямолинейный. Блок легко взламывается волшебником, обладающим более высоким уровнем знания легилименции, нежели у окклюмента.      В этом случае защита строится по такому принципу: думать обо всём, кроме того, что нужно легилименту. В большинстве случаев окклюмент представляет перед собой каменную стену и в подробностях пытается воссоздать рельеф ее поверхности.      2. Ложные воспоминания. Второй по сложности уровень, заключающийся в попытке обмана легилимента и предоставления ему ложных, воссозданных окклюментом воспоминаний. В данном случае имеется прямая зависимость от фантазии и креативного мышления окклюмента. Лишь превосходящий по силе легилимент способен распознать фальшь, и в большинстве случаев это зависит от внимательности легилимента.      3. Боевая окклюменция. Наиболее сложный раздел, позволяющий сильному окклюменту атаковать легилимента в момент контакта, заставив того пережить худшие свои воспоминания. Такой контрудар способен вызвать у легилимента сумасшествие, шоковое и даже обморочное состояние. Известны случаи, когда легилименты впадали в кому, а через какое-то время погибали. Для удачной атаки окклюмент должен как минимум не уступать легилименту, а желательно превосходить его, потому что в случае обратной пропорции и неудачной контратаки окклюмент может подвергнуться своим же страхам, и его могут ждать те же последствия, что описаны выше.      Ослабление защитных возможностей окклюмента зависит непосредственно от нарушения концентрации. В перечень ослабляющих факторов входят наркотики или алкоголь и физические повреждения, вызывающие боль, тем самым отвлекающие внимание окклюмента. Чем сильнее отвлекающие факторы, тем более беззащитен окклюмент.      На окклюмента также существенно ослабляется влияние магии дементоров.      Истории известен случай смерти дементора от рук окклюмента, который отравил того ужаснейшими воспоминаниями своей жизни. К несчастью, окклюмент, не выдержав нагрузки, погиб, так и не раскрыв секрет своего противодействия.      Вообще, это всё, оказывается, довольно опасно.      Очень, очень полезная книга. Для неофита предлагались упражнения. Например, смотреть на какой-то предмет и как можно дольше думать только о нем и ни о чем другом. Вот стол. Столы бывают деревянными и пластмассовыми. Пластмассовые используют обычные люди, чаще всего в кафе. Этот стол деревянный. Дерево похоже на яблоню. Кхм... короче, состоит из темного дерева. Также столы могут иметь три или четыре ножки. Две ножки - это слишком мало, а пять ножек не используют из экономических соображений. Этот имеет четыре ножки прямоугольной формы. Ножки, как и сам стол, чаще всего квадратной или круглой формы.      Постепенно я скатилась к философствованию на тему 'Почему именно король Артур усадил своих рыцарей за круглый стол?'      Размышлять нужно не соскакивая с этого предмета или явления хотя бы пять минут. Ходить вокруг да около, переливать из пустого в порожнее, как вам больше нравится.      Кроме того, у некоторых магов может быть предрасположенность к этим наукам. Бывают природные легилименты и окклюменты. И у меня есть подозрения на свой счет.      Как и раньше, я продолжала следить за действиями Снейпа на зельеварении, пытаясь отследить проникновение в сознание. Но нет, то ли я не замечала, то ли ничего и не было. По крайней мере, мои котлы не превращались в вулкан.      А события вокруг текли своим чередом. Поттеру прислали в подарок 'Молнию' - очень дорогую метлу. Я говорила, что у кого-то тонкое чувство конспирации? О чем он вообще думает?!            Ловец Когтеврана вновь помешала Поттеру поймать снитч. У Гарри была метла покруче, и Чжоу Чанг, видимо, решила не ловить снитч, а мешать поймать его Поттеру. Гарри вошел в крутое пике, Чжоу за ним. Вот он вышел из пике и опять взмыл быстро вверх. С бешеной скоростью он понесся к воротам когтевранцев; Чанг уже не успевала за ним.      - А-а-а! - вдруг вскричала она. Три высокие фигуры в черных балахонах летели к Поттеру. Не похожи они что-то на дементоров...      - Экспекто Патронум! - из палочки Гарри выплюнулось (иначе не скажешь) что-то серебристо-белое. Оно снесло с ног дементоров.      - Гарри Поттер ловит снитч и получает сто пятьдесят очков! Гриффиндор победил!!! - вскричал комментатор матча.      Команда гриффиндорцев понеслась обнимать своего ловца. Хм? Чей-то взгляд? Парень со Слизерина. Нет, слава богу, мысли не читает, а то я уже начала строить блоки. Он заинтересованно разглядывал меня, о чем-то задумавшись. Китаец или японец? Цвет лица как у англичанина, но характерный разрез глаз выдает. Наши взгляды встретились, и он тут же отвернулся. А и хрен с ним! Гриффиндорская команда уже понеслась к трибунам, и болельщики не упустили случая.      - Недостойное трюкачество! - кричала подошедшая МакГонагалл на вылезавших из балахонов 'дементоров': Малфоя, Крэбба, Гойла и Флинта - капитана слизеринской команды. - Подлая и трусливая попытка вывести из игры ловца Гриффиндора! Вы будете строго наказаны. И минус пятьдесят баллов со Слизерина. Я поговорю с профессором Дамблдором о вашем поведении. Вот он, кстати, сам идет сюда.      Вторая волна счастья накатила на гриффиндорцев. Радостный львиный факультет покинул стадион и двинулся к главному входу замка.      В гостиной развернулось празднество, длившееся до тех пор, пока к нам не пришла МакГонагалл в домашнем халате и не разогнала спать. Но мы успели весело провести время. Близнецы Уизли принесли откуда-то кучу сладостей. Расшевелив пребывавший в эйфории от сладостей и сливочного пива мозг, удалось вспомнить про потайной ход, начинающийся где-то у статуи одноглазой ведьмы.      - Нам немного помогли Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост, - шепнул Фред Гарри на ухо. Я как раз сидела рядом и участвовала в обсуждении матча.      Значит, разогнала нас декан факультета по спальням.      А потом все снова проснулись от крика, прозвучавшего на всё общежитие. Студенты, которые не успели заснуть, снова высыпали в гостиную. Выяснилось, что Блэк пробрался в спальню Поттера и напал на Уизли. Блин, достал уже! Ну сколько можно?! Пришедшая ругаться МакГонагалл, узнав, что случилось, пошла спрашивать нашу новую дверь, то есть сумасшедшего рыцаря, впускал ли он кого-нибудь сейчас.      - Сэр Кэдоган, вы вот только что никого не впускали в башню?      - Как же, добрая леди, впустил, - раздалось с той стороны.      - Вы... впустили? А... а пароль?!      - А у него они были! - гордо сказал сэр Кэдоган. - На всю неделю, миледи. Целый список на кусочке пергамента. Он их мне прочитал!      Профессор МакГонагалл вернулась сквозь узкий проем в гостиную. Гриффиндорцы оторопело молчали; профессор была бледна как мел.      - Какой, - дрожащим голосом начала она, - какой неописуемый глупец написал на клочке пергамента все пароли недели и потом потерял его?      Гробовое молчание в гриффиндорской гостиной было нарушено слабым, испуганным всхлипом. Невилл, дрожа от макушки до носков пушистых комнатных тапочек, медленно поднял руку.      - Да ладно, со всяким могло случиться, - я утешающе положила руку ему на плечо.      Естественно, как только наш декан ушла, все загалдели, и не думая обратно ложиться спать. Похоже, сегодня выспаться так и не получится.      Я кинула предостерегающий взгляд на открывшего было рот мальчишку-старшекурсника. Давай, попробуй что-нибудь вякнуть. Тот закрыл рот, снова открыл, закрыл. Передумал. Пришлось до утра утешать брата. Ну и чего он такой ранимый?      Да ладно тебе, ничего же страшного не случилось! Да к черту этот полог! Заменят! Ну не оторвал же он Рону голову? Ну, успокойся... Хватит тебе, говорю. Никого ты не подвел, это всё случайность! Пошли в мою спальню. Нечего тут рассиживаться. Как нельзя? Всё равно все тут. А... Тогда пошли к тебе. У вас, надеюсь, меня лестница не сбросит? Вот и хорошо.      Хм... А крысы этого Уизли, которая анимаг, нету. Кстати о животных. Хоть бы одна свинья, называющая себя другом Невилла, пришла сюда!   Глава 10   - Смотри сюда, котик. Смотри мне в глаза. Скажи, ты сегодня охотился на мышей?      Котик возмущенно вильнул хвостом.      - А в Хогвартсе есть мышки? Чем тебя сегодня кормила хозяйка? Ну, котик, посмотри мне в глаза. Я же с тобой поговорить хочу, скотина ты такая! Хватит отворачиваться!      Живоглот отвернул свою наглую рыжую морду и продолжил свои попытки вырваться из цепких девичьих ручек.      Я поймала его и принесла в спальню. Сейчас тут никого нет. Два дня назад я вычитала, что с книззлами можно общаться мыслеобразами. Живоглот - полукниззл. Идея проста как пять копеек. Если получится - значит, у меня есть способности к ментальным наукам.      - Слушай, может, ты обычный рыжий котяра, а не полукниззл? - он обиженно посмотрел на меня. - Или ты всё же меня понимаешь? Давай, я просто хочу опробовать свои силы.      Кот, как мне показалось, обреченно посмотрел на меня. Черный зрачок обрамляла желтая радужка. Только черный зрачок, больше ничего сейчас нет. Ну же. Ком чего-то серого с мелькающими в нем красками пронесся в сознании.      - И что это было? Эээ... А можно помедленнее?      Кот вильнул хвостом и снова застыл неподвижно. Странное чувство. Сначала я поняла, что это, а потом увидела. Гермиона сидела за книгой и поглаживала кота.      - Молодчина, Живоглот! Спасибо тебе. С меня рыбка! - подмигнула я коту и почесала его за ушком. Наглый котяра махнул пушистым хвостом по лицу и, спрыгнув вниз, убежал.      После ночного посещения Блэком башни Гриффиндора все стали изображать бурную деятельность. Флитвик учил входные двери распознавать Сириуса по фотографии. Филч конопатил щелочки. Сэра Кэдогана поменяли на Полную Даму, а для безопасности последней рядом дефилирует отряд троллей с дубинками. Невиллу запрещено посещать Хогсмид, и он больше не имеет доступа к паролям. А соответственно, и поставки сладостей мне прекратились... Эх, придется откупаться сказками. Ведьму с потайным ходом я нашла, но лезть не стала, хотя очень хотелось. Пусть я лучше буду перестраховщицей, но мне кажется, что движение в этом потайном ходе сейчас слишком оживленное.      Не знаю как ученики, а преподаватели должны были заметить, что в этой истории с узником Азкабана что-то не сходится. Сначала Блэк приходит за Поттером, когда все на празднике и в гостиной никого нет. Это еще можно списать на поехавшую крышу. Потом он приходит, когда все спят, идет к кровати Уизли и, порвав полог, просто убегает. Хотя успел бы и Рона, и Гарри прирезать, если бы, конечно, захотел.            - Может, сыграем в шахматы или хлопушки? - спрашивает меня брат.      Сегодня, четырнадцатого февраля, поход в Хогсмид, а ему самому в замке скучно. Вот и поднимаемся мы вдвоем в общую гостиную.      - Я обещала сегодня помочь Хелен с чарами, - да, сегодня мы проводим плановую тренировку. Хелен посмотрела и попросила научить ее некоторым чарам. Постепенно это превратилось в совместное изучение заклинаний, а иногда и в небольшие дуэли, что меня очень порадовало. - Кстати, Гарри Поттер тоже сегодня остался в замке. Может, тебе его поискать? О! А вот и он. Привет, Гарри!      - Привет, Гарри. Я совсем забыл, что ты тоже не идешь в Хогсмид.      Хм. Мы остановились как раз у статуи одноглазой ведьмы.      - Привет, - поздоровался Гарри, быстро выходя из-за статуи и пряча какой-то пергамент в карман. Про нее я тоже забыла. А полезная штучка... Жаба, цыц!      - Сыграем в хлопушки? - спросил брат.      - Сейчас не могу, мне надо в библиотеку. У меня еще не закончено эссе о вампирах для Люпина...      - Я тоже пойду с тобой, - сияя, проговорил Невилл. - Я его еще и не начинал.      - Как же это я забыл... Я ведь его вчера вечером закончил... - кажется, кто-то хочет от нас избавиться.      - Вот здорово! Значит, ты мне поможешь! - на лицо Невилла набежала тучка. - Я никак не могу разобраться с чесноком. Есть его надо или что... - Невилл вдруг осекся: к нам приближался профессор Снейп. Бедняга спрятался за спину Гарри.      - Что вы здесь делаете? - Снейп остановился, переводя взгляд. - Странное нашли место встречи.      Снейп посмотрел на одну дверь, на другую и вперился в статую.      - Мы не договаривались о встрече, мы случайно встретились, - сказал Гарри.      - В самом деле? Вам свойственно, Поттер, возникать в неожиданных местах. И почти всегда для этого есть особая причина. Советую немедленно вернуться в башню Гриффиндора, где вам сейчас и полагается быть. Вам тоже, мисс Лонгботтом. Если вы станете общаться с Поттером, то он непременно втянет вас в неприятности.      Легкое перышко пощекотало затылок, когда встретилась взглядом с профессором. Тут же были подняты мои варварские щиты, а я усиленно вспоминала в деталях урок трансфигурации.      - Спасибо за заботу, профессор, - отвечаю холодно ему и направляюсь куда было велено. Говорит 'мисс', чтобы подчеркнуть, что ни во что не ставит моего брата. А Нев и рад, что Снейп его не заметил. И с чего такая неприязнь? Ему, что ли, и Лонгботтомы когда-то на любимую мозоль наступили?      Гарри удалось отделаться от нас у портрета Полной Дамы. Сказал ей пароль, а сам, сделав вид, что забыл эссе в библиотеке, остался снаружи.      - Что будем делать? - спросил Нев.      - Слушай, брат. А ты не хочешь попрактиковаться в заклинаниях? По правде говоря, мы с Хелен договорились позаниматься в пустом классе на шестом этаже. Я понимаю, тебе вряд ли будет интересно, ты всё же на третьем курсе...      - Это было бы здорово! - радостно проговорил Невилл. - Понимаешь, у меня не всё хорошо получается... и если вы не против...      - Конечно не против, я же тебя приглашаю. Пошли.      - Ходят тут туда-сюда. Сидели бы в гостиной от неприятностей подальше, - ворчливо сказала нам вслед Полная Дама.      Когда мы с братом пришли в класс, Хелен еще не было.      - Не будем терять времени. Давай отодвинем парты к стенам заклинанием левитации, - сказала я, доставая палочку. От моего заклятья парта переместилась и аккуратно приземлилась. От заклятья Невилла, когда он ее поставил, чуть не упала набок, издав громкий звук.      - Эм... - раздалось со стороны двери. Пришла Хелен. - Привет, ты, должно быть, Невилл. Ли мне о тебе рассказывала. Меня зовут Хелен.      Брат поспешил к ней пожать руку.      - П-п-приятно познакомиться.      - Ли, я так понимаю, Невилл теперь будет с нами заниматься? Или помогать?      - Из меня не лучший помощник... - начал брат.      - Правильно поняла. Заниматься.      - Хорошо. Тут такое дело... Я тоже кое-кого привела. Извини, я случайно проболталась, но это ведь не секрет? Он очень хотел, вот и... Я пыталась найти тебя сегодня, но ты будто сквозь землю провалилась. К тому же ты Невилла тоже привела!      - Ладно, ладно. Кого ты там привела?      - Этан, заходи.      В класс зашел наш однокурсник Этан Лэйн.      - Привет. У меня плохо с заклинанием Репаро. Не могли бы вы мне помочь? - спросил он, жутко краснея и отводя взгляд.      Невилл представился, а мы поздоровались.      - Конечно, мы тебе поможем. Если захочешь, можешь и дальше приходить на собрания нашего тайного клуба. Думаю, четыре человека уже достаточно, поэтому не говори никому. Хорошо?      - Ладно, - согласился мальчишка.      - Это всех касается. Давайте не будем больше делать неожиданностей и станем совещаться, если кто-то вдруг захочет присоединиться, - сказала я и внимательно посмотрела на Хелен.      В ответ получила взгляд, означающий 'А я что? Ты не лучше'.      - Кстати, если мы уже стали клубом, то как назовемся? - поинтересовалась она.      - Кружком по выполнению домашних заданий? - иронично приподнимаю бровь.      - Нет, банально как-то, - а Хелен, походу, заинтересовалась идеей клуба.      - А всё так и есть. Домашнее задание отработать заклинания - мы и отрабатываем. И вообще, нас мало для клуба. Так! Хватит время терять, я сегодня еще эссе Люпину написать хотела! Передвигаем парты к стенам заклятьем левитации!      Вчетвером мы быстрее справились.      - Одну оставим. Если сегодня работаем с Репаро, надо сначала немного поломать.      - Можно Ресидо. Оно должно создать порезы. А потом Десайсам - оно отрежет часть. Ну или поджечь каким-нибудь заклинанием, - стала перечислять Хелен.      - Это же заклинания для второго курса! - удивленно воскликнул брат.      - Не тебе возмущаться, ты-то на третьем, - так-так, моя язвительность явно заразна.      - Но как же, мы не изучали их еще, - удивился в свою очередь Этан.      - Ты не изучал. А мы с Ли пошли вперед. И в следующем году сумеем больше.      Этан нахмурился: ему явно не понравилось такое заявление. Только он хотел начать возмущаться, как я сказала:      - Работаем с Ресидо! Хватит уже чесать языками.      Следующие полтора часа мы посвятили разбору заклинаний. Когда у парней стало получаться, вся парта уже была увенчана порезами: где большими, где крошечными. Потом пришла очередь Репаро. Тот же план. Затем тренировались с Инсендио - парта покрылась черными пятнами. Опять Репаро.      Когда все уже порядком подустали, я решила, что пора заканчивать.      - Хорошо! Мы все отлично поработали! На сегодня хватит. Думаю, в следующий раз соберемся в пятницу. Все согласны?      Парни, подумав, кивнули.      - А как же дуэль? - обиженно заявила Хелен, сделав 'слезные' глазки и надув губки.      - Вы все уже подустали. В следующий раз будет тебе дуэль, - усмехнулась я.      - Дуэль? - заинтересованно переспросил Этан.      - Да, мы с Ли всегда проводим дуэли. Значит, ты, Ли, не устала? - подруга хитро прищурилась.      - Ну как дуэли... Тренировки для быстроты реакции, - пояснила я. - А ты устала, так что без возражений: я не хочу потом тащить тебя бесчувственную до гостиной, - увы, как-то раз мы решили проверить предел запаса маны у нас. Раньше сдалась Хелен.      - Очень полезно, если вдруг слизеринцы вздумают кидаться заклинаниями, - сказала Хелен.      - А еще полезней не реагировать на их подначки.      - Я хотел бы поучаствовать в этих дуэлях, - заявил Лэйн.      - Я тоже приду, - тихо сказал Нев.      - Конечно, оба поучаствуете. Раз все всё выяснили, то в пятницу в 16:00. Постарайтесь не опаздывать.   Глава 11   Время шло своим чередом. Постепенно начал таять снег, зеленая трава пробивалась сквозь влажную землю. Третьекурсники взвыли от домашних заданий на пасхальные каникулы, а первый курс наслаждался жизнью. Несколько месяцев всё было тихо и спокойно. Настолько, насколько может быть в школе для молодых магов.      В библиотеке стало заседать неразлучное трио. В последнее время они что-то не поделили, и Рон с Гермионой не разговаривали. Об этом 'нечто' знал весь Гриффиндор, так как свои перебранки они устраивали в общей гостиной. Я догадываюсь, почему они помирились: скоро будет казнь гиппогрифа, поцарапавшего младшего Малфоя. Всё бы ничего, да только старший Малфой раздул историю так, что о ней знала вся школа, но предпочитала ничего не видеть. И теперь друзья перелистывали книги, в которых было хоть что-то про несчастное животное.      Обычная школьная жизнь продолжалась до матча Гриффиндора со Слизерином. Все вновь посходили с ума, на сей раз больше обычного. К концу каникул отношения между командами и факультетами достигли точки кипения. То и дело в коридорах возникали мелкие стычки. По коридорам следовало ходить осторожно, каждое мгновение ожидая что-нибудь вроде заклятья слипания ног. Ведь вокруг обычных учеников, в отличие от членов команд, не ходила толпа. Можно было, конечно, при случае присоединиться к этой самой толпе.      Нет, что вы! Я не злопамятная! Я просто злая и у меня хорошая память на лица! И если какой-нибудь слизеринец начинал вдруг пахнуть не очень приятным запахом, его шнурки становились два метра в длину или на языке отрастала твердая чешуя так, что он не мог нормально говорить, я к этому не имела никакого отношения. По крайней мере, меня редко могли заподозрить. Но это всё так, развлекаловка, оживление школьной жизни.      Накануне матча вечером в гостиной стоял невообразимый шум. Брат выпустил для еще большего гама Тузика. Гостиную поглотил веселый смех. А на следующий день команду Гриффиндора за завтраком встречали аплодисментами. Причем аплодировали все, кроме слизеринцев. Вся школа наконец нашла повод выплеснуть всё свое негодование на один из факультетов.      Наконец на квиддичное поле вышли команды. Батюшки-святы! Кажется, это первый и единственный случай, когда Снейп изменил своей обычной черной мантии. Конечно, если не брать во внимание шутку с боггартом, но там как бы не совсем Снейп... Ай да декан! Пусть против его факультета вся школа, но он, словно любящая мамаша, поддержал свое вредное дитя!      Н-да... Ну и матч был! Слизеринцы, видно, совсем отчаявшись, стали применять грязные приемчики. Я им не завидую. В конце концов, Гарри на своей 'Молнии' поймал маленький мячик.            - Старшекурсники говорили, что чаще всего нужно что-то превратить, - Хелен жутко нервничала перед экзаменом по трансфигурации так, что даже рука с палочкой тряслась. Этот предмет давался ей хуже всех, поэтому у нее были основания для тревоги.      - Да всё ты превратишь! Главное успокойся, а то точно ничего хорошего не получится.      - Тебе легко говорить! Ты всегда спокойна!      Попытка провалилась. Стало еще хуже: у нее началась истерика. Последние пару дней до экзамена я потратила на Хелен. А перед дверьми класса и последние минуты. Наконец я зашла в класс. Благополучно ответила на вопрос и превратила мышь в вазочку с серыми узорами. Хуже чем у Невилла не будет, поэтому втык от бабушки меня не пугал. Я честно пыталась оставить мех на вазочке, но увы.      Пройдя совершенно благополучно полосу препятствий Люпина, узнала, что у многих были проблемы. И на следующих экзаменах специально делала мелкие недочеты. Все остальные экзамены я сдала с тем же лозунгом. Трансфигурация была последней. Зачем, спросите вы? Чтобы не выделяться. Я всё-таки тут еще гость.      Дождавшись подругу, направилась к озеру подышать свежим воздухом и сбросить напряжение. Вполуха слушая Хелен, размышляла. Недалеко расположились мальчишки-однокурсники. Этан. Мы также продолжали собираться вчетвером в пустом классе. Хелен и Этану это помогало. Заклятиям Невилла же было фиолетово на дополнительные занятия. Экспеллиармус у него получился примерно с шестидесятой попытки, по крайней мере, месяца два я точно на это угробила с ним. Н-да. А мне что? Я уже на четвертый курс могу переводиться.      Завтра казнят гиппогрифа. У меня было твердое желание просидеть весь день в башне, дабы не впутаться случайно в эту историю. Почему я, зная историю, не попытаюсь вмешаться? Да потому же, почему не сообщила о Квиррелле и о василиске! Во-первых, кто мне поверит? Во-вторых, кто знает, как повернется история из-за моих действий? Скажем, укусит кого оборотень? Не-не, тьфу-тьфу. Лучше пусть будет так, как должно быть. Да, страшно. А кто бы на моем месте не испугался?      Быстро поужинав, Хелен отправилась в совятню. Мы договорились встретиться в гостиной. Там ожидался праздник по случаю окончания экзаменов. Ох и любят же гриффиндорцы праздновать!      Я никуда не спешила и покинула Большой зал одной из последних. Только хотела подняться по лестнице, как откуда ни возьмись появился Пивз! Он начал кидаться навозными бомбами. Вот же надоедливый!      - Вот тебе! Вот тебе! Ха-ха-ха! Отличные духи, правда?      - Пошел прочь, Пивз!      Я чудом уворачивалась от снарядов и мысленно обещала разыскать заклинания против полтергейстов. Пришлось срочно ретироваться в холл. Фух! Пивз исчез в неизвестном направлении.      - Это навозные бомбы, миссис Норрис! На этот раз не уйдете от меня, паршивцы! - донесся до меня голос Филча.      Куда деваться, блин? Фига с два он станет меня слушать! Не хватало еще в последний день так вляпаться! Меня кто-то схватил и прижал. Шорох ткани...      Меня держал Поттер. Грейнджер закрыла рот рукой, чтоб не выдать всех, и вместе с Роном Уизли мы ютились под полупрозрачной тканью. Филч услышал вопли Пивза и, ругаясь, пошел на звук.      - Ушел, - подтвердил Уизли, когда шаги стихли.      - Еще б чуть-чуть... - выдохнула облегченно я. - Постойте, это что?..      Я замолчала, осознав ситуацию.      - Ага, мантия-невидимка, - сообщил Поттер.      - Не думаю, что Филч далеко ушел. Айрли, мы сейчас шли к Хагриду утешать его. Пойдешь с нами? - спросила Гермиона.      - Да ты что? - возмущенно уставился Рон на подругу. - Тут и так места мало!      Зажатая между ними я не могла не признать правду.      - Гермиона, я не думаю, что ей стоит видеть это.      - Мы же не будем смотреть на казнь, Гарри! Мы только утешим Хагрида! И ее нельзя отпускать сейчас! Если Филч заметит Айрли, он наверняка снимет кучу баллов!      Мальчики согласились с доводами. Меня никто не спрашивал, и я, обреченно про себя вздохнув, пообещала себе свалить при первой же возможности.      - Айрли, пообещай только никому не говорить про мантию, - сказал Поттер, когда мы осторожно шли по тропинке.      - Да кому мне говорить? - заметив серьезные и настороженные взгляды, поспешила сказать: - Не волнуйтесь, никому не скажу.      Клятву с меня не потребовали, и то хорошо.      Добравшись до хижины, постучали в дверь. Хагрид откликнулся не сразу. Наконец дверь отворилась, на порог вышел бледный и дрожащий лесничий и огляделся вокруг в поисках гостя.      - Это мы, - чуть слышно произнес Гарри. - Впусти нас скорее, мы ее снимем...      - Эх, не следовало б вам приходить, - вздохнул полувеликан, но всё же посторонился, и мы оказались внутри. Хагрид тут же захлопнул дверь, и Гарри сбросил мантию.      Хагрид выглядел совершенно потерянным.      - А это... э... кто это с вами?      - Здравствуйте, меня зовут Айрли Лонгботтом, - я протянула руку в качестве приветствия, он осторожно ее пожал. Правильно, с такими ручищами-то! - Я тут... утешить за компанию...      Н-да, а получать локтем в бок от Гермионы довольно болезненно.      - А где Клювокрыл? - решительно спросила Гермиона.      - Я... я вывел его в огород, - пробормотал Хагрид, будто ничего и не заметив. Наливая в кувшин молоко, он половину пролил на стол. - Привязал его... там, на тыквенной грядке. Пусть он... это... в общем... посмотрит на деревья, вдохнет свежий воздух... перед тем, как...      Тут руки Хагрида затряслись так отчаянно, что кувшин выскользнул, и осколки разлетелись по всему полу.      - Я сейчас всё уберу, Хагрид, - Гермиона бросилась наводить порядок.      - Там, в шкафу, еще один есть, - Хагрид тяжело опустился на скамью, вытирая рукавом со лба пот. Мне показалось, как-то облегченно.      - Неужели никто ничего не может сделать?! - Гарри сорвался на крик. - А Дамблдор...      - Он пытался, - ответил Хагрид. - Но против Комиссии нет... это... их ему не пересилить. Он сказал им: Клювик не взбесился, но их там застращал этот... как его... А, этот палач... как его... Макнейр... они с Малфоем... старые дружки... Но вроде всё будет быстро... и сразу начисто... И я буду рядом...      Хагрид шумно сглотнул. Он обвел взглядом хижину, как будто искал хотя бы лучик надежды или утешения.      - Дамблдор хочет сам прийти... ну, то есть присутствовать на этом... этой... прислал сегодня утром письмо. Говорит, хочет быть со мной... в это время... Великий человек...      - Не волнуйтесь, Хагрид, я уверена, всё обойдется, главное верить, - сказала как можно увереннее я. Мальчишки покосились с сомнением, а Хагрид с надеждой. Гермиона вернулась к столу с найденным кувшином.      - Возвращайтесь в замок. Я же... это... сказал: не надо вам видеть. Чтобы и духу вашего здесь не было, потому что ежели... ну, Фадж и Дамблдор вас застукают, тем более без разрешения...      Гермиона разлила чай, пряча от Хагрида бегущие по лицу слезы. Взяв бутыль с молоком, чтобы плеснуть в кувшин, она неожиданно вскрикнула:      - Рон! Гляди! Это Короста!      - Что, что? - Рон непонимающе посмотрел на нее.      Гермиона поднесла кувшин к столу, перевернула. Оттуда с возмущенным писком, из последних сил цепляясь за гладкий фарфор, вывалилась старая крыса.      - Короста... - растерянно произнес Рон. - Короста, что ты здесь делаешь?      Он схватил сопротивляющуюся крысу и вынес ее на свет. В руках Рона она яростно извивалась, стараясь вырваться на свободу. Фу, если бы он знал, что это за крыса...      - Всё в порядке, Коросточка, - уговаривал ее Рон. - Тут нет кошек. Никто тебя не тронет!      Интересно, а как это они перепутали пол крысы? Или Петтигрю перестраховался? Шу-шу такие мысли!      Хагрид внезапно вскочил, глаза устремились к окну, побледнел еще больше.      - Идут...      Вдалеке по лестнице замка спускались несколько человек. Впереди, несомненно, сам Дамблдор, рядом с ним шествовал незнакомый мужчина со шляпой-котелком на голове, а за ними вышагивали палач со своим орудием и незнакомый старичок.      - Уходите скорее, - сказал Хагрид. - Не должны они вас тут видеть... идите... сей же миг...      Рон затолкал Коросту в карман, а Гермиона схватила мантию. Хагрид тяжко вздохнул.      - Я вас выведу через черный ход...      Все пошли к двери, выходящей в огород позади дома. Увидев гиппогрифа, снова растрогались, и трио хотело остаться поддержать Хагрида, но он нас прогнал. Как-то всё не складывается. Точнее, всё складывается, но внутри поселилось чувство неправильности. Что-то не так. Но всё идет пока как надо. Гарри накинул на всех мантию. Вовремя: в дверь уже стучали.      - Пожалуйста, пойдемте скорее, - прошептала Гермиона. - Я этого не выдержу, не смогу...      От греха подальше направились вверх по лужайке к замку. Рон резко остановился, и я налетела на него.      - Пожалуйста, Рон, - взмолилась Гермиона.      - Это Короста... Вырывается... Да сиди же ты!      Крыса дико вырывалась. Правильно! Хе-хе. Рыжий пытался ее утихомирить, но безрезультатно. Чует, он всё чует! Мы быстро кинулись к замку. Со стороны хижины донеслась сначала мешанина из мужских голосов, затем тишина, и вдруг неожиданно короткий свист и глухой удар топора.      - Не... не может быть! - почти беззвучно выдохнула Гермиона. - Как они посмели...      Вся троица застыла в шоке. Я тоже. А как же петля времени? Гарри хотел бежать обратно, друзья его останавливали. Я их не слушала, оцепенев.      Как?! Так, сейчас должен Блэк появиться! Давай, давай! Я постаралась незаметно осмотреться по сторонам. Ну, если сейчас эта собака не появится, я ж его...      Крыса вывернулась из рук рыжего, кинувшись в бега. Вслед за ней бросился непонятно откуда взявшийся рыжий кот. Рон, забыв о мантии, ринулся за питомцем. Гарри и Гермиона побежали за другом. Неожиданно оказавшись на свободе, я растерялась, но тут же поспешила следом. Если сейчас из хижины кто-то выйдет! Рыжий растянулся на земле, но крыса вновь была у него в кармане, и Рон обеими руками прижимал к себе съежившийся дрожащий комок.      - Рон, скорее лезь под мантию! - Гермиона тяжело дышала. - Дамблдор... Министр... Они через минуту возвращаются...      Послышались тяжелые шаги огромных мягких лап. Из темноты выскочил гигантский угольно-черный пес со светящимися белесыми глазами. Я отскочила в сторону, выхватив палочку - мало ли что Блэк сейчас удумает. Он сбил Поттера с ног и, ухватив рыжего за ногу, потащил в темноту.      Оказывается, во всей этой суматохе мы оказались в опасной близости от Гремучей ивы. Пес затаскивал Рона в лаз под столбом.      Движение сбоку. Еле успела увернуться от просвистевшей мимо ветки. Хруст. Когда я вновь посмотрела на лаз, то уже никого не увидела.      - Бежим за помощью! - воскликнула Гермиона. Мантия ее была в крови: Ива рассекла ей плечо.      - Нет! Эта огромная тварь может сожрать Рона! Помощь не подоспеет!      - Нам одним туда не пробраться... - говорю я. Свистнула еще одна плеть.      - Если смог пес, сможем и мы, - пропыхтел Гарри, забегая то с одной, то с другой стороны, ища путь между злобных, полосующих воздух веток, но не смог приблизиться к корням ни на шаг.      - На помощь, на помощь, - отчаянно шептала Гермиона, переступая с ноги на ногу. - Хоть кто-нибудь...      Откликнулся, как ни странно, Живоглот. Он по-змеиному скользнул между свирепых ветвей и передними лапами уперся в какой-то нарост на стволе Ивы.      И дерево, будто окаменев, замерло: не шевелился ни один листик.      - Глотик! - ошарашенно воскликнула Гермиона. - Как он мог это знать?      - Они с той собачкой друзья, - буркнул Гарри. - Я видел их вместе.      - Какая разница как? Вперед, пока она вновь не начала двигаться! - крикнула я и кинулась к лазу. В считанные секунды мы оказались у ствола Ивы.      Живоглот первым нырнул внутрь, призывно махнув распушенным хвостом. Гарри поспешил за ним, следом Гермиона, а потом я с палочкой наготове. Мы оказались в каком-то тоннеле.      - Он отмечен на Карте Мародеров, но Фред с Джорджем говорили, что им никто никогда не пользовался. Он ведет за пределы Карты и кончается, скорее всего, в Хогсмиде... - донесся до меня разговор, который, впрочем, тут же оборвался.      Лаз оказался довольно узким - пришлось пробираться чуть ли не на четвереньках. Мне хоть немного легче, я-то поменьше ростом буду.      Гарри и Гермиона наконец остановились, увидев свет сбоку.   Глава 12   - Давайте лучше я тут останусь на всякий случай, - предложила я.      - Тогда уж лучше я, - предложила Гермиона. - Если что, я что-нибудь придумаю.      - Экспеллиармус и я применить смогу.      Гермиона обиженно нахмурилась, но согласилась. Гарри уже рвался вперед. Медлить нельзя.      Поттер и Грейнджер протиснулись в проем и огляделись. Я наблюдала сквозь щель.      - По-моему, мы в Визжащей хижине.      - Это не привидения натворили.      Наверху послышался скрип. Друзья синхронно задрали головы.      - Айрли, выходи, кто бы это ни был, он на втором этаже, - шепотом сказал Поттер.      Бессмысленно было сидеть дальше. Они направились наверх, я чуть поодаль за ними. Вокруг толстый слой пыли, даже виден след, будто кого-то тащили. Второй плюс пыли - не слышно, как мы идем.      - Нокс! - произнесли они вместе как можно тише, и свет на концах палочек погас. Впереди была единственная чуть приоткрытая дверь. Подкравшись, услышали внутри какое-то движение, чей-то приглушенный стон и короткое басовитое мурлыканье. Так-так, Живоглот - предатель! Мои спутники вновь обменялись взглядами, и Гарри ударом ноги широко распахнул дверь. Я еле удержалась, чтобы глупо не заржать! Чак Норрис, блин! Хорошо, что я точно знаю, что Блэк - не враг.      Гарри и Гермиона вошли, я осталась в коридоре. Раздалось громкое урчание.      - Рон, как ты?      - А где пес?      - Это вообще не пес, Гарри, - выдохнул Рон. - Это ловушка...      - Что?      - Это он... Анимаг...      Чудеса дедукции!      Дверь громко захлопнулась.      - Экспеллиармус! - раздался хриплый мужской голос. Хоть и не хотела я вмешиваться во всю эту историю, да деваться уже некуда. Устроим себе боевые учения.      - Я так и знал, что ты придешь помочь другу. Твой отец сделал бы то же самое для меня... Храбрый ты парень, не побежал за препо...      Эх, парализовала бы его или оглушила, да выдавать себя нельзя. Враг расслаблен и не чувствует опасности! Я тоже Чак Норрис! Их-ха! Дверь резко распахивается.      - Экспеллиармус!      Моя палочка вылетает из руки! Он меня наверняка ждал. Куда мне тягаться со взрослым и опытным волшебником? Печаль...      - Заходи. Нечего стоять на пороге.      Я медленно и послушно пошла в сторону троицы под прицелом палочки, про себя костеря свою глупость на все лады. Гермиона прижалась в страхе к Гарри, а Рон так и остался сидеть на полу. М-да. А у него нога сломана...      - Ты хочешь убить Гарри! Придется убить и нас! - закричала Гермиона.      - Нет. Только один умрет сегодня, - заявил Блэк.      - Тогда это будешь ты! - Поттер зло кинулся на преступника. Повалил его на пол и приставил палочку к лицу. Блэк только засмеялся.      - Ты хочешь убить меня, Гарри?      - Экспеллиармус! - палочка вылетела из руки Поттера.      О! Еще один Чак Норрис! Не знала про такие наклонности у добропорядочного Люпина. Кивком головы Люпин приказал Гарри отойти и направил свою палочку на Блэка. На лице ни кровинки.      - Так-так, Сириус. Видок у тебя потрепанный! Плоть отражает сокрытое безумие. Да?      - Ну, кому как не тебе, Ремуc, знать про сокрытое безумие, правда? Я нашел его, - дрожащим от волнения голосом объявил Блэк.      - Я знаю, - мягко согласился Люпин.      - Он здесь.      - Я понимаю.      - Давай убьем его!      - Нет! Я доверяла вам! - вскричала Гермиона. - А вы всё это время были его другом! Он оборотень! Из-за этого он и пропускал уроки.      - Когда ты узнала? - спросил Люпин с застывшим лицом.      - Когда профессор Снейп задал эссе.      - Ну, Гермиона. Ты самая гениальная волшебница среди своих ровесников, - похвалил как на уроке профессор.      - Хватит болтать, Ремуc! Давай убьем его! - не выдержал Блэк.      - Подожди! - попытался успокоить его друг.      - Я уже устал ждать! - донесся крик души Блэка. - Двенадцать лет ждал! B Азкабане!      - Отлично. Убей его, - предпринял еще одну попытку профессор. - Но потерпи еще одну минуту. Гарри имеет право знать, за что...      - Я знаю, за что, - сказал Гарри. - Ты предал моих родителей! Из-за тебя они погибли!      - Выслушай меня, Гарри, - определив, какая палочка кому принадлежит, Люпин одну за другой бросил их хозяевам. - Ну вот, - Люпин засунул собственную палочку за пояс. - Вы вооружены, мы - нет. Теперь вы готовы слушать?      И начал он рассказывать про свою молодость... Н-да. Это я так.      - Твоих родителей действительно кто-то предал, Гарри... Человек, которого до недавнего времени я считал мертвым!      - Так кто же это?      - Питер Петтигрю! - торжественно заявил Блэк, весьма довольный собой. - И он в этой комнате! Сейчас! Выходи, выходи, Питер! Выходи, выходи, поиграем!      - Экспеллиармус! - н-да, Снейп, может быть, тоже стал бы терминатором, да дверь уже была открыта.      - Этой ночью в Азкабане станет на двух узников больше, - глаза Снейпа пылали фанатичным огнем. - Вот интересно, как это понравится Дамблдору... Он был так уверен в твоей совершеннейшей безвредности, Люпин, оборотень ты наш домашний...      - Но это же глупо, - заметил Люпин мягко. - Неужели старая школьная обида стоит того, чтобы отправить невинного человека в Азкабан?      Хлоп! Тонкие, гибкие, как змеи, шнуры вылетели из волшебной палочки Снейпа и захлестнулись вокруг запястий и лодыжек Люпина; он потерял равновесие и рухнул на пол, не в силах пошевелиться. Яростно взревев, Блэк бросился к Снейпу, но тот нацелил волшебную палочку точно ему в лоб.      - Как сладка месть. Как я надеялся, что именно я поймаю тебя.      Опять выяснение отношений. Я всё это знала заранее, поэтому слушала вполуха, размышляя, как выкрутиться из ситуации. Блэк так и сочился сарказмом. Себялюбивый Снейп не мог выдержать такого от давнего врага. Ой, зря он такие слова таким тоном говорит. В Снейпа полетели сразу три Экспеллиармуса. Заклятье дня прям! Он отлетел к стене и со всей силы впечатался в нее. По лицу потекла кровь... Мне честно не хотелось влезать в разборки взрослых дядечек.      Затем долго выясняли настоящую сущность Коросты.      Всё кругом озарилось бело-голубой вспышкой из двух волшебных палочек; на какую-то секунду Короста зависла в воздухе, ее черное тельце бешено извивалось, Рон взвыл, и крыса с негромким стуком упала на пол. Сверкнула еще одна слепящая вспышка, и тогда... Никогда не видела превращение анимага... Проклюнулась и стала увеличиваться голова, появились побеги-конечности. Еще миг - и на том месте, где только что была крыса, стоял человечек, скрючившийся от страха и заламывающий руки. Живоглот на кровати зашипел, заворчал, шерсть у него на спине встала дыбом.      Перед нами предстал коротышка. Жидкие бесцветные волосы растрепаны, на макушке изрядная лысина; кожа на нем висела, как на толстяке, исхудавшем в одночасье. Что-то крысиное сохранилось в остром носике, в круглых водянистых глазках. Долго длился разговор с Питером. Наконец все всё выяснили, Люпин наложил шину на ногу Рона, заклятьем Мобиликорпус поднял в воздух Снейпа, намереваясь его переправить, передал мантию с картой Гарри и связал Петтигрю.      - Двоих из нас придется приковать вот к этому, - Блэк дернул Петтигрю за веревки. - На всякий случай.      - Меня, - предложил Люпин.      - И меня, - рявкнул Рон, похромав вперед.      Дав себе мысленно торжественное обещание изучить хоть несколько медицинских заклинаний, я поспешила спросить:      - Профессор Люпин! Сегодня же полнолуние! - да, я весь год следила за календарем! Нет, это не паранойя! Это предусмотрительность! - Вы сегодня пили то свое... э... зелье? И, я думаю, не лучшая идея привязывать вас к нему, - продолжила я свою мысль, прочитав на побледневшем лице Люпина ответ.      - Верно, как только я увидел Питера на карте, я, забыв обо всём, поспешил сюда, - он с сожалением посмотрел на Снейпа. - Возможно, я еще успею выпить зелье до восхода луны...      - Это опасно! Если вы превратитесь в школе, кто-то может пострадать! - вняла голосу разума Гермиона.      - Тоже верно, - согласился профессор. - Сириус, свяжи меня, хватай детей, и бегите отсюда быстрее! Можешь приковать себя к Питеру, тогда он не сможет сбежать.      Блэк согласно кивнул, и веревки оплели Люпина, словно мумию, оставив только лицо. Он прямо из воздуха сотворил увесистые наручники. Петтигрю распрямился: левая рука прикована к правой Рона, правая - к левой Блэка. Лицо Рона скорбно застыло: истинную сущность Коросты он воспринял как личное оскорбление. Живоглот легко спрыгнул с кровати и возглавил выход из комнаты. Его хвост, похожий на ершик для мытья бутылок, был самодовольно задран.      По тайному лазу спешило странное шествие: Живоглот, следом - Блэк, Петтигрю и Рон, за ними неспешно плыл по воздуху Снейп. Спорю, у него останутся синяки на ногах из-за ступенек. Блэк контролировал полет профессора. Сзади шли Гарри, Гермиона и я с выставленными палочками.      Лаз был тесен. Впереди Блэк предлагал Гарри переехать к нему жить. Н-да. Не время сейчас, отгонять мысли такие надо! Их разговор на мгновение прекратился, когда раздался еле слышный скрип позади, и процессия двинулась с новым запалом еще быстрее.      Когда я выбралась из прохода, Ива уже не шевелилась. Луга были погружены в темноту, и лишь далекие окна замка светились во мраке. Не говоря ни слова, двинулись к замку; Петтигрю по-прежнему сопел и время от времени принимался хныкать, уговаривать всех подряд, лебезить.      - Я пойду вперед. Предупрежу МакГонагалл. Нехорошо будет, если на вас нападут, - сказала я, обращаясь к Блэку как к старшему тут, и, не дождавшись возражений, побежала к замку.      Поднявшись на второй этаж замка, я забарабанила в дверь, не без оснований полагая, что профессор уже спит. Наконец дверь распахнулась, явив женщину в халате и с сеточкой на волосах.      - Профессор МакГонагалл! Сириус Блэк в замке! Но он невиновен! - быстро протараторила я.      - Блэк? Мисс Лонгботтом, где он?      - Профессор МакГонагалл, Блэк невиновен. Это не он убил маглов и предал родителей Гарри. Настоящий преступник - Питер Петтигрю! Они все идут сюда, в замок!      - Ведите скорее!      Опять гонка по лестницам. Всю компанию мы застали в холле переводящими дух.      - Профессор Снейп! - охнула она, заметив состояние зельевара.      Последовал сбивчивый и путаный пересказ событий.      - Если всё так, как вы говорите, нужно срочно доложить директору, - объявила окончательный вердикт МакГонагалл.      - Я уже тут, Минерва, не нужно никуда спешить, - в холл спускался Дамблдор с той же компанией, которую я видела днем. - Я думаю, мы с министром с удовольствием выслушаем вашу версию событий.      МакГонагалл рассказала всё четко и последовательно, уложившись минут в десять. Дамблдор всё выслушал с удивленным выражением лица, но в глазах его на мгновение мелькнуло довольство сложившимся ходом событий, или мне это только показалось?      Очень большая удача, что министр оказался в замке! Он пообещал разобраться с делом Блэка, а теперь делом Петтигрю, как можно быстрее. Забрав Блэка и Петтигрю с собой, он намеревался отправиться прямиком в Министерство. Дамблдор одобрил его действия и изъявил желание поехать с ними, предложив карету с фестралами. Кто такие фестралы, фиг его знает. Не у директора же спрашивать? Корнелиус Фадж горячо поблагодарил его.      Привели в сознание Снейпа. Директор втолковал ему, что произошло. Зельевар яростно повращал глазами и, развернувшись на каблуках, убежал буйствовать в подземелье.      МакГонагалл, сняв наручники, забрала детей в Больничное крыло.   Глава 13   После хлопотания мадам Помфри опоенный зельями Рон лежал без сознания. Лекарь

Закрыть ... [X]

ПРЯНИЧНЫЙ ДОМИК рецепт - gingerbread house. Пряничный домик Связать крючком доктора плюшева

Мастер класс по пряничному домику Дневная Сова. Маленьких все обижают
Мастер класс по пряничному домику 4.ПРИМЕРЫ СЛОВОСОЧЕТАНИАРОНИМОМ - РОСПИСЬ - ЕГЭтека
Мастер класс по пряничному домику GEORGIE COLLECTION. КАРТИНКИ ДЛЯ ДЕКУПАЖА ART
Мастер класс по пряничному домику Арт тур в Италию
Мастер класс по пряничному домику ВЯЖЕМ ГОЛУБЯ КРЮЧКОМ. МАСТЕР -КЛАСС. Обсуждение на LiveInternet
Мастер класс по пряничному домику Выкройка-основа мужских брюк от Анастасии Корфиати
Вышивка гладью, ришелье Записи в рубрике вышивка гладью Вязаные носки, следки и варежки VK Вязаный купальник - Самое интересное в блогах Идеи для дома и дачи. Записи в рубрике.Идеи для Как делать педикюр в домашних условиях: пошаговое выполнение Как нарисовать смайлик?